ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
0
2
7
ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
0
2
7
В центре внимания
Пенсионерка из Енакиево: «Я не звала Россию, но она всё равно уничтожает мою жизнь»
  07 February 2019 12:28
|
  10893

Пенсионерка из Енакиево: «Я не звала Россию, но она всё равно уничтожает мою жизнь»

«Они позвали войну», «Это из-за них пришёл Путин», «Они побежали на референдум», «Они не хотят жить в Украине»… Все эти обвинения на протяжении вот уже почти пяти лет звучат в адрес пенсионеров Донбасса. Одна из пенсионерок, проживающая в оккупированном г. Енакиево (Донецкая область), в интервью «Черноморке» рассказала о том, какой была её жизнь до российской агрессии, и как она живёт теперь. В целях соблюдения мер безопасности имя собеседницы изменено.

Тамаре Николаевне 67 лет. Родилась она во Львове. «Когда мне исполнилось три года, родители переехали на Донбасс – отца перевели на другую работу», – рассказывает женщина. Всю жизнь Тамара Николаевна прожила на Донбассе, и она, и её супруг работали учителями. Она обожает Донецк, а Енакиево считает родным городом. «Здесь родились мои дети», – говорит пенсионерка. И тут же вздыхает: «С внуками толком не понянчишься, правда. Они родились в 2015-м и 2016-м, и сюда их, понятно, не привозят. А туда, к ним, я не могу позволить себе часто ездить – ни по деньгам, ни по здоровью». Детей у неё трое. Муж давно умер.

Когда началась война, и дети Тамары Николаевны – сын и две дочери – покинули Донбасс (все они жили в Донецкой области), она приняла решение остаться дома. Причина проста и печальна – не хотела и не хочет быть обузой для самых любимых. «Я, слава Богу, не имею серьёзных проблем со здоровьем, не обременена большим домашним хозяйством, и вполне могу о себе позаботиться», – говорит Тамара Николаевна.

Тамара Николаевна, вы зарегистрированы как переселенка?

Да, конечно, я оформила справку внутренне перемещённого лица. Пенсию я должна как-то получать? Хотя и не понимаю, почему бы не осуществлять выплаты на банковскую карту, как это происходит в случае со всеми остальными гражданами. Увы. Вот так я и стала «пенсионной туристкой», и от всей души желаю тем, кто придумал и отправил в массы это клеймо, побыть такими «туристами», и прочувствовать на своей шкуре, каким бывает этот «туризм» на практике. Когда по десять часов тратишь на дорогу в одну сторону, добираясь туда, куда до войны доезжал минут за сорок – час от силы.

Справку я оформила, поскольку другого выбора государство мне не оставило. Пенсию я заработала в Украине, всю жизнь живу в Украине, ради чего мне нужно отказываться от своего законного куска хлеба, тем более, что он не так уж и велик? Если по-другому нельзя, если мне или навязывают переезд, или прямо заставляют врать, становясь так называемой «переселенкой», то что мне остаётся делать?

К слову, система «Аркан» – это, как сейчас стало модным выражаться, «пробитое дно». То есть, уезжая к себе домой больше, чем на какое-то там количество дней, я становлюсь недостойной пенсии, которая мне должна выплачиваться согласно Конституции? Или этот «Аркан», или какой-то «Гарт-1» – важнее Конституции? Я не понимаю, кто дал право так издеваться над нашими жизнями и нашими правами? Вот поэтому мне проще оформить справку переселенки, потому что без средств к существованию я просто умру с голоду. Да, в XXI веке люди умирают с голоду – в оккупации, на тех самых территориях, о которых так много говорят перед выборами.

А кто-нибудь из ваших детей мог бы принять вас?

Да, конечно. Я могу оставить дом, приехать к детям, которые платят сумасшедшие суммы за аренду квартир, и сесть им на шею. Давайте смотреть правде в глаза – вы бы поступили так со своими родными? Я не хочу быть обузой для своих детей, и никогда ею не стану. Лучше буду «путешествовать» через КПВВ (контрольные пункты въезда – выезда на линии разграничения – ред.), но не стану мешать детям строить новую жизнь. В моём возрасте я не найду работу, не смогу себя сама обеспечивать, а это очень важно для меня. Живя у себя дома, я могу рассчитывать на свою пенсию и эти российские копейки, которые нам тут (видимо, чисто ради смеха) назначили.

Дети много раз предлагали, и по сей день предлагают к ним приехать. Но я всякий раз отказываюсь. Мне было бы очень больно видеть, как они тяжело работают, чтобы прокормить не только себя и своих детей – моих внуков и внучек – но и маму, которая решила на старости лет стать для них балластом. Конечно, они не думают так, и никогда бы мне такого не сказали, я в этом уверена. Просто решила остаться дома, потому что знаю, как это всё будет, и не хочу доставлять проблем моим детям. Им и без того приходится очень нелегко.

Да, я очень скучаю по своей семье. Мне очень одиноко в пустой квартире, я вспоминаю, как дружно мы жили, как встречались все вместе, отмечали праздники… Это было чудесное время, и мне очень его не хватает. Но я понимаю, что ничего не вернёшь. Значит, такова моя судьба, доживать в одиночестве. Впрочем, это не так и страшно, на самом деле, да и я не могу сказать, что осталась совершенно одна. С детьми и внуками мы видимся, пусть и редко, и я всё так же чувствую их любовь.

Вы собираетесь принять участие в выборах 31 марта?

Пока не знаю, выдержу ли я такое путешествие. Мне как раз вначале марта надо ехать в банк и к дочери в гости (поживу у неё на время лечения в больнице, у меня небольшие проблемы с сердцем). Вообще, хотелось бы. Это же и наш день тоже, президент-то общий для всех. Словом, я постараюсь.

По словам министра социальной политики Андрея Ревы, «ответственность за то, что происходит на оккупированной территории, несет оккупант». Вы согласны с этим утверждением?

Это не тот, который говорил, что украинцы много едят (смеётся – ред.)? По поводу того, что говорят, будто «за оккупированные территории должен нести ответственность только один оккупант»: а граждане Украины, оставшиеся на неподконтрольных Украине территориях, – они тоже «оккупированные граждане»? Они что, перестали быть гражданами, как только пришли оккупанты? Удобно, не так ли… Хорошая позиция, ничего не скажешь. «Мы умываем руки, пусть о вас заботится тот, кто вас ежедневно убивает, отнимает у вас рабочие места, бросает в тюрьмы и просто жизни не даёт». Это очень циничная позиция.

Конечно же, я не согласна. Сейчас многие, судя по украинским новостям, говорят о том, что, дескать, во Вторую мировую войну оккупанты несли ответственность за население захваченных земель, мол, «представьте, чтобы тогда власть платила людям пенсии в оккупации». Во-первых, тогда не было таких современных средств, какие есть сейчас. Как я говорила, можно деньги прислать на банковскую карту, у нас всех есть пенсионные карты, или просто банковские карточки. Что мешает?

И ещё у меня вопрос, куда деваются эти невыплаченные деньги? Я достаточно грамотный человек, умею пользоваться интернетом, слежу за обновлениями законодательства, читаю новости. И ни раз нигде не видела отчёта по таким средствам. Это же не только пенсии, это и «детские», и невыплаченные зарплаты, и выплаты инвалидам… Это же огромные суммы! Кто их контролирует, где они учтены, где они хранятся, и до каких пор будут храниться?

Ответственность – это штука, к которой страна-оккупант Россия совершенно не способна. Даже надеяться не надо на это. У нас люди пачками умирают от онкологии, туберкулёза, СПИДа, да от гриппа обыкновенного, если нет лекарств его вылечить. И Россия не станет заботиться о нас, потому что люди её не интересуют, наши люди ей не нужны. Людей она уже использовала, как могла…

Давайте вспомним события так называемой «русской весны» на Донбассе. Как, по-вашему, использовали местное население?

Мне очень тяжело это вспоминать. В нашем городе какие-то сборища, митинги против Майдана начались, по сути, ещё с зимы 2013 года. Руководили всегда какие-то незнакомые люди, а представители власти бегали рядом с растерянным видом. Милиция ничего не делала, хотя мы не понимали, почему. Да, нам бы не хотелось кровопролития, но ведь можно было арестовать несколько человек, проверить документы у чужаков с явным российским акцентом? И разве у нас можно по закону проводить сборища, где призывают к развалу Украины и какому-то «отсоединению» Донбасса?

А использовали, я считаю, так. Когда к нам понаехали люди в автобусах и телекамеры, у нас среди местных нашлись «энтузиасты», готовые за привилегии и подарки (для кого-то это деньги, для кого-то это была бутылка водки) говорить на камеру о «русском мире» и поддержке России. Я до сих пор не понимаю, как люди, глядя на того бомжа на YouTube, который кричал: «Путин, спаси меня!», не поняли, что ему просто налили и приказали это кричать? Ну неужели можно было поверить в то, что у нас весь Донбасс вот такой?.. Так вот, я о том, что таких людей, местных использовали для придания большей убедительности картине. Хотя я была в ужасе, когда видела сюжеты российских новостей, где показывали, что «весь Енакиево выступил за отделение Донбасса».

Но город не выступал ни за какое отделение! У нас в Енакиево всегда жили очень практичные люди, мы крепко стоим ногами на земле. Все разумные люди правильно понимали, что отделение от Украины, в какой бы форме оно ни происходило, ничего, кроме нищеты и разрухи, не принесёт никому. Правда, никто тогда не верил в то, что будет война. Но она всё равно пришла. Понимаете? Я не звала сюда Россию, но она всё равно уничтожает мою жизнь! Я разлучена с семьёй, живут тут одна в пустой квартире, вынуждена ездить за пенсией Бог знает куда, проходить «идентификацию», как будто перестаю быть собой, едва пересекаю линию разграничения…

На самом деле, это страшно – когда при помощи местных жителей украинцам на других территориях показывали, что «они там все заодно». Ну вот я из Львова, и что? Я никогда не видела здесь ничего, кроме добра. Мне нравится Донбасс, и именно здесь и сейчас мы с соседями, так же, как и я, оставшимися в одиночестве, поддерживаем друг друга… К сожалению, мои немногочисленные родственники во Львове и Варшаве не проявили никакого желания поучаствовать в нашей судьбе. Но я никогда не прошу помощи – ведь люди и сами понимают, что здесь у нас война; захотят – сами помогут, поддержат.

Правда, было невыразимо больно и обидно, когда родственники и люди, которых я считала друзьями нашей семьи, почти в один голос заявили, что «вы сами выбрали себе будущее», и назвали меня и мою семью «сепаратистами». Я не сочла возможным объяснять им, как мы тут живём, это же был 2014 год, в социальных сетях постоянно публиковали фотографии и видеозаписи последствий обстрелов нашего города и окрестностей. А во всеукраинских новостях постоянно говорили – Булавинка, Ольховатка, Еленовка, Юнком… Да и Углегорск рядом – рукой подать. Постоянно шли бои и обстрелы. Что объяснять?

Да и людей на неоккупированных территориях точно так же использовали. Это всё пропаганда и ненависть.

Что вы имеете в виду?

Ну, например, то, что украинцев учат ненавидеть друг друга вот уже пять лет. И украинцев с неоккупированных территорий так же точно учат ненавидеть нас в оккупации, как и нас – считать всех дальше Харькова «бандеровцами». Это выгодная политика – и для власти, которая может не платить то, что обязана платить, и для оккупантов, которые только и мечтают развалить Украину. Зачем дарить врагам на блюдечке такой подарок, зачем плясать под их дудку? Я довольно пожилой человек, многое видела в жизни, доводилось переживать и радость, и горе, как говорится… Но я никогда не думала, что увижу войну, и даже окажусь в её эпицентре. И что некоторые граждане будут радоваться тому, что в оккупации погибают люди.

Население нашей страны используют ежедневно. Все эти негативные новости. Вся эта пропаганда ненависти, только чтобы люди дрались между собой, спорили, выясняли отношения…

А ещё хочется сказать, что я понимаю, почему больше всех ненавидят пенсионеров. Слышу это – «донецкие пенсы», и просто плохо становится… Видите ли, трудоустроенное население на митинги пригоняли. А пенсионеры приходили сами – кто из любопытства, кто из желания поспорить, а кто-то и поддерживал. И я думаю, что пенсионеров ненавидят больше, поскольку считается, что их никто никуда не гнал. Но я как очевидица событий скажу, что за «ДНР» выступило вообще меньшинство населения, а сколько было пенсионеров среди этого меньшинства – не знаю. Но явно не столько, чтобы помешать украинской армии и силовикам освободить Донбасс и, в частности, наш город.

Как бы вы оценили настроения в Енакиево на настоящий момент?

Люди перестали спорить «Украина или Россия», по моим наблюдениям, года два с половиной тому назад. По крайней мере, я не слышала таких разговоров уже очень давно. Вероятно, это связано с тем, что даже самые «идейно окрашенные» давным-давно поняли, что Россию интересует Донбасс как военный полигон, склад боеприпасов, просто территория, я не знаю, – но вот люди, живущие на Донбассе, России точно не нужны, и заботиться о нас она не будет.

Мы живём, как жили, с теми же мыслями, мы остались теми же людьми. Возможно, кто-то озлобился из-за горя, а кто-то стал более чутким. Война меняет восприятие мира, но не самого человека, я считаю. Мы те же люди, которые жили в Украине до 2014 года. В сущности, мы и теперь в Украине, что бы ни говорили в этой «ДНР».

Мне только хочется, чтобы было поменьше агрессии и ненависти. Ну, невыносимо: «Они там сами виноваты», «Вы это заслужили», «Живите, как хотите», «Отрезать им дорогу в Украину»… Ну, что это такое? Мы же все – люди. Я прошу всех, давайте не забывать об этом. Я очень надеюсь, что увижу мир в Украине. Увижу, как закончится проклятая война. И увижу, как украинцы станут одним народом, который нельзя победить, потому что он един.

Беседовала Марина Курапцева
Иллюстративное фото: Cristian Newman on Unsplash

Читайте «Черноморку» в Telegram и Facebook

© Черноморская телерадиокомпания, 2019Все права защищены