ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
7
8
5
ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
7
8
5
Блоги
Нам надо поговорить: Об отношениях украинцев с руководителями и Кремле
  14 сентября 2019 18:58
|
  669

Нам надо поговорить: Об отношениях украинцев с руководителями и Кремле

Нам надо поговорить: Об отношениях украинцев с руководителями и Кремле

Вместо предисловия:

Война. Военный переводчик ведет допрос военнопленного.
– Уот из йер нэйм?
– My name is John Smith. … Хрясь пленному по роже.
– Уот из йер нэйм?
– (Удивленно) My name is John Smith! … Хрясь пленному по роже.
– Уот из йер нэйм?!
(Сквозь слезы) My name is John Smith!!! … Хрясь пленному по роже.
– Я тебя, баран, последний раз спрашиваю: сколько у вас танков?!

Сегодня на одном увлекательном примере я напомню, почему коммуникация – это важно. И почему с теми же журналистами разговаривать для власти полезно.

Но, давайте начнем с хронологии заявлений.

Итак, вначале Министр иностранных дел Украины Вадим Пристайко заявил, что новоизбранное и сверхстремительное руководство страны уже хочет провести местные выборы по всей территории Украины, включая оккупированные районы Донецкой и Луганской областей. Также он сообщил, что «формулу Штайнмайера» согласовал еще пятый президент Украины Петр Порошенко, и ее необходимо выполнять.

Дословно это звучало так:

«По нашему мнению, идеально было провести выборы, пока это невозможно, одновременно во всем нашем государстве. У них (на оккупированных территориях Донбасса) уже было двое выборов – фейковых. Их результатов мы не признаем. Сейчас мы предлагаем провести одновременно выборы по всей территории, включая оккупированную. Посмотрим, сработает ли это, по времени исключительно».

Эти слова прозвучали на фоне заявления президента Украины, что во время встречи Нормандской четверки будут рассмотрены не только пункты Минских договоренностей, но и «формула Штайнмайера», определяющая порядок вступления в силу закона об особом статусе Донбасса, включая проведение выборов до выведения боевиков.

При этом официальные заявления России ненавязчиво намекают нам, что никакой «формулы Штайнмайера» как бы нет. Есть только план Путина, который предполагает, что оккупированные территории нужно впихнуть в состав Украины в том виде, в каком все есть сейчас. Включая памятники «гивям» и «моторолам», стремлениями в «русский мир» и правилами жизни от боевиков. Ну, и предоставив оккупированным территориям плюшки в виде присутствия в парламенте и восстановления за наши с вами деньги.

Выслушав заявления главы МИД, многие озадачились. Основательно и всерьез. Второй президент Украины Леонид Кучма даже публично напомнил, что выборы проводить можно только после вывода войск. Справедливо заметив, что никаких выборов, когда люди ходят с оружием, быть не может. То есть какие-то могут, но о честности и самостоятельности волеизъявления на них речи идти не может. Мы с вами в Крыму такие голосования уже видели. «Выборы можно проводить, когда войска ушли прочь из Украины, тяжелая техника ушла, когда украинская власть появилась, когда могут приехать туда журналисты», – напомнил Кучма. И возразить ему нечего.

После того, как более-менее активная часть общества констатировала, что если все будет так, как сказал Пристайко, то мы получим возможность созерцать грандиозный провал украинского государства, глава МИД все же решил объяснить, что он хотел сказать.

Оказалось, он имел в виду, что выборы на временно оккупированной территории Луганской и Донецкой областей должны состояться после того, как оккупанты покинут территорию Украины. «Наша задача с вами, чтобы эти выборы состоялись так, как они должны произойти. Если мы сможем сделать до 2020 года, чтобы оккупант ушел с нашей земли, это и будет тот идеал, о котором я сегодня говорил. Наша с вами задача сделать так, чтобы это время приблизилось», – уточнил он. И добавил, что выборы могут быть проведены на территории Луганской и Донецкой областей только при условии безопасности на избирательных участках.

Так вот, тут нам бы можно было начать анализировать сказанное и думать, не хотели ли проверить на прочность наше мнение относительно «формулы Штайнмайера», но мы этого делать не будем. Наша задача понять, почему коммуникация – это важно. И почему с теми же журналистами разговаривать для власти полезно. Потому что журналисты – не посредники. Журналисты – это те, кто умеет задавать вопросы. Правильные и вовремя.

И если их не избегать, они вовремя зададут вопросы, которые уточнят допущенные ранее глупые двусмысленности. Что поможет вам выглядеть несколько умнее и компетентнее, чем может быть на самом деле. Вовремя объяснять своим избирателям чего и как вы хотите достигнуть, и что делаете для достижения своих планов – это уже половина успеха. Если вы этого не делаешь – есть шанс закончить где-то так же, как один беглый покровитель страусов.

Критика нужна не для того, чтобы ее бояться, а чтобы ее выслушать и понять, что именно можно исправить. Это нужно, чтобы расти дальше. И чтобы можно было понять, где и чем рискуешь. Особенно в таких сверхважных точках, как, например, проведение переговоров в нормандском формате в Париже. На которых Россия намерена склонять Украину «письменно зафиксировать» эту самую вредоносную «формулу Штайнмайера».

И чтобы не получилось грандиозного провала государственности, свой альтернативный план прекращения конфликта есть смысл проговорить с собственным обществом. Если он, конечно, есть.

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Читайте «Черноморку» в Telegram и Facebook

© Черноморская телерадиокомпания, 2021Все права защищены