Российский ученый заявил, что постройка Крымского моста – трагедия

  • 19:30
  • 16 Марта 2018
  • , 532
Российский ученый заявил, что постройка Крымского моста – трагедия

Железобетонные аргументы в пользу этого утверждения в интервью «Обозревателю» привел старший научный сотрудник Института водных проблем РАН, кандидат геолого-минералогических наук, горный инженер-гидрогеолог Юрий Медовар.

Крымский мост задумывался Кремлем не столько как инфраструктурный, сколько как политический, пропагандистский проект. Таким образом россиянам, у которых за годы после аннексии несколько выветрилась эйфория от «Крымнаш», необходимо было доказать: оккупированный украинский полуостров ждет большое будущее. Ради того, чтобы накануне президентских выборов по нему мог с ветерком проехаться сам Владимир Путин, даже была смещена дата российских выборов.

14 марта вечный президент России все-таки побывал на недостроенном Крымском мосту и подсластил горькую пилюлю обещанием, что уже в мае по нему можно будет проехаться на автомобиле.

Но, увы, это как раз тот случай, когда желания не совпали с возможностями: с экономическими, с политическими и даже с сугубо геологическими. Похоже, «грандиозный» проект ждет участь двух предыдущих мостов через Керченский пролив.

Как отмечает эксперт, на самом деле мост хотели запустить к мартовским выборам – именно потому их и перенесли.

Сообщается, что арочный мост можно строить только на скальных породах, то есть основание должно быть твердым – граниты или что-то еще. Тогда они держат. А в случае с Крымским мостом – полутвердые, водонасыщенные, плывущие глины, у которых эпюра напряжения, эпюра нагрузки совершенно другая. Поэтому сразу и просели две центральные опоры.

«Сначала я думал: как же так? Почему они его строят с середины? Обычно среднее звено – последнее. Но потом стало ясно: тут колоссальная нагрузка, 10 тысяч тонн на 2 опоры. И они посадили этот центральный арочный проем, и он просел. Почему просел – понятно, потому что это связанные грунты и глины. Но они-то просели неравномерно, получился очень большой перекос, и это очень страшно на самом деле», – отмечает Медовар.

По той же причине нельзя построить железнодорожные подъезды – там грунты не те. Нужно менять весь грунт, который находится на подъездных путях, а это дополнительно еще 3 миллиарда рублей.

Геологические изыскания не предоставили. Этим формально занимались какие-то две конторы с уставным капиталом в 5 тысяч рублей каждая. Но за 2015-2016 годы через них прошло порядка 600 миллионов рублей. Причем, отчетность убыточная – нормальные люди не пропускают 600 миллионов через контору с уставным капиталом 5 тысяч рублей. То есть понятно, что это «Рога и копыта».

А теперь оказалось, что эти изыскания не были выполнены.

На самом деле изыскания проводились в 1970-е годы крупнейшим институтом «Гидропроект», который проектировал Асуанскую ГЭС в Египте, занимался переброской северных рек.

Изыскания проводились совместно с лабораторией морской геологии Московского университета. И тогда была экспертиза, которая сказала: строить его нельзя. Это самое плохое место, но его выбрали.

Мост строили с нарушением СНИПа. И с 1 июня 2017 года – а мост начал строиться гораздо раньше – СНИП изменили, из него убрали понятие «основание из скальных пород».

«Там вообще нельзя строить никакой мост. Когда-то говорили про тоннель, но потом оказалось, что и его там построить невозможно – там очень много водоносных горизонтов, майкопские глины на глубине до километра, а до коренных пород далеко. Кстати, сваи забивали на глубину 55 метров. Такого сейчас никто не делает. Сейчас все делается по-другому – буронабивные сваи, бурятся скважины, потом туда под давлением закачивается бетон и прочее. А потом сверху уже ставят опоры», – рассказывает эксперт.

Медовар акцентирует внимание на то, что все время показывают одну и ту же фейковую картинку – красивый нарисованный мост, абсолютно голубое спокойное море, никакого волнения. Создают впечатление полной идиллии.

Эксперт резюмирует, что это место не годится для строительства моста, прежде всего, из-за геологического строения основания.

«Ну и море – само собой. Нарушается водный обмен между двумя морями. Вы знаете, что Азовское море – это абсолютно внутреннее море, тупиковое. Биологи писали о том, что там большая трагедия с дельфинами, которые обитают только в Азовском море – они гибнут, потому что меняется вода. Она и опресняется, и загрязняется. И потом не забывайте, что где-то рядом находятся захоронения химического оружия времен Второй мировой войны – это бомба замедленного действия. Наверное, какая-то утечка происходит, все-таки столько лет прошло, и рыба дохнет, плавает вверх брюхом», – добавляет эксперт.

Медовар считает, что перспектива этого моста довольно-таки плохая: «Построить можно все, а вот потом эксплуатировать – это очень трудно. Пример – Сочинская Олимпиада. Мероприятие закончилось, и теперь все рушится. Но, конечно, построить можно все – даже петуха из дерьма».