• 14:08
  • 20 Марта 2018
  • , 673

Вдруг – как в сказке – скрипнула дверь…

И пришло, и сбылось, и не жди ответа,
Без тебя – как жилось нам на свете этом?!
Тот, кто ждёт, все снесёт, как бы жизнь ни била,
Лишь бы всё, это всё НЕ НАПРАСНО было!
(Песенка из кинофильма)

Нет, мы пойдём путём другим…

Вот и случилось в нашем «сказочном» мире то, о чем говорилось в предыдущих текстах по поводу приключений Красной Шапочки в «темном-темном лесу». «Скрипнула дверь», и предполагаемое произошло – только сюжет не изменили, а переписали вообще.

Героическая Красная Шапочка, страшный Серый Волк и все, все, все…
Героическая Красная Шапочка, страшный Серый Волк и все, все, все…Часть вторая

Чувствуется некоторая поспешность, даже несуразность – но что есть, то есть. А что есть? А есть модифицированный вариант Красной Шапочки – с элементами героизма и даже некоторой жертвенности. В предыдущем варианте наша «героиня» была несколько невнятна, косноязычна, и в принципе не особо понимала, что же именно ей нужно делать. Она хаотично двигалась в заданном пространстве, подкупая своей непредсказуемостью и каким-то «пионерским» задором. Зачастую это напоминало некий цирк – все как бы выполняли свои роли, публика веселилась и с энтузиазмом ожидала развития сюжета. Но сюжет решили не развивать, а радикально изменить. Ведь со «злым и страшным серым волком» что-то делать все-таки надо, да и «бабушка»… она все никак не дождётся обещанных пирожков.

Вітчизні потрібні герої

Когда-то, в начале прошлого века, известный английский писатель Ричард Олдингтон опубликовал свой роман «Смерть героя». В нем присутствует замечательная сентенция, которая особо колоритно звучит именно на украинском языке:
«Вітчизні потрібні герої. Вітчизна без героїв – наче курник без птиці».

И вот сейчас мы видим, как преобразилась наша Красная Шапочка. Появилось целеполагание, чёткая позиция и осмысленность действий – действительно, что-то героическое в этом есть. Весьма примечательно сместились акценты поведения всех действующих лиц. Теперь Красная Шапочка не ищет с песенками на полянке цветочки, а стоит прямо посреди нашего «страшного леса» и грозно восклицает: «Серый Волк, подлый трус, выходи!»

Что особенно интересно – трансформация роли «охотников». Если в первоначальном варианте они были только анонсированы, то сейчас о них заявлено уже безапелляционно. Более того – из неких неопределённых и размытых фигур они стали проявляться «во плоти», представляя собой уже конкретную и враждебную «серому волку» силу. И теперь однозначно предполагается, что любые свои действия наш Волк должен совершать с учётом ПРИСУТСТВИЯ неизвестного количества охотников в самых неожиданных местах.

Вообще-то напрашивается такая вполне себе житейская мысль – а может, ну её, эту бесшабашную «девчушку» с пирожками, за которой маячат «люди с ружьями», да ещё и в неизвестном количестве. Но у нас же сказка! Так что Волк должен доиграть до конца – ведь кушать-то хочется.

Но как поступает Волк? А он тоже играет по новым правилам – причём весьма креативно. Помните второго волка из менее известного варианта сказки? Так вот, наш Волк решает не рисковать и бросает в бой своего сородича или сродственника, тем более что уж кого-кого, а его вот не жалко нисколечко. Типичная психология военных действий – если и не победит, то даст выиграть время. Сродственник бросается в бой с криком «Я за него!», всем своим внешним видом пытаясь внушить ужас и страх. Но не на ту напали! Красная Шапочка во всех вариантах сказки – персонаж живучий, и способна за себя постоять. Тем более – не забываем – где-то там, в густой чаще притаились охотники, да и «Вітчизні потрібні герої…», куда ж без этого.

А как же другие персонажи всей нашей «душещипательной» истории? «Бабушка» явно затаилась, пока весь этот дурдом не закончится, но она однозначно на стороне «внучки». Тем более что в случае благоприятного исхода пирожки ей будут доставляться регулярно. А если нет… А если нет, то можно представить следующую картину: затихнут «боевые действия», противоборствующие стороны либо уничтожат друг друга, либо отползут «зализывать» раны, и на опустевшую (условно!) поляну из-за кустов тихонько выберется «поздоровевшая бабушка», чтобы подобрать полагавшиеся ей пирожки, до которых никому не было дела. Да, есть ещё все те же охотники, но это, как писали братья Стругацкие, «уже совсем другая история»…

И кто же наша «мама»

Есть ещё один нюанс, о котором нужно упомянуть. В новом варианте сценария совсем неожиданно проявилась роль… матери, которая, как ни крути, а является инициатором всего «сказочного сюжета». Но если в первом варианте все разыгрывал «Волк», о двойственной сущности которого мы раньше говорили, то сейчас у нашей Красной Шапочки совсем другая «мама».

Здесь очень хочется ещё раз обратить внимание на особые свойства «сказочных» сюжетов – их возможность предсказания либо точного определения неожиданных и даже непредполагаемых вариантов сюжетной игры. В случае с нашей Красной Шапочкой совершенно очевидно, что «мама», её пославшая с пирожками, вообще не имеет никакого отношения ни к «страшному густому лесу», ни к его обитателям. Более того – «посылая» Красную Шапочку с пирожками к бабушке, предполагается именно вариант выманивания ею «страшного Волка» на себя. Для теперешней Красной Шапочки «лес» однозначно чужероден и враждебен, чего её «мама» не может не понимать.

Напрашивается сравнение, что в нашем случае Красная Шапочка – этакий «Жук в муравейнике» (ещё раз поклон братьям Стругацким). Но «жук», как мы помним, появился со стороны, ИЗВНЕ, так что и «мама» находится где-то там – вне всей этой круговерти. Посылая свою дочь к бабушке, она явно преследует какие-то свои цели – и пирожки здесь отнюдь не на первом месте.

Когда-то у тех, кто целенаправленно занимался «сказочными сюжетами», звучала мысль о том, а сколько вообще дочерей у предполагаемой «мамы» Красной Шапочки? Ведь если дочерей не одна, то сюжет вообще ОДНОЗНАЧЕН. Он неизменно заканчивается с нужным для «мамы» результатом, поскольку существует, так сказать, «план Б».

И самым поразительным является то, что пресловутые пирожки все равно окажутся у «бабушки»! Почему? Во-первых – никому другому они в «нашей сказке» не предназначены, а во-вторых, «бабушка», как пионер – изначально и давно всегда готова. То есть, готова эти пирожки получить, а уж как сложатся судьбы «волчьего поголовья» да и самой «героической» Красной Шапочки – вопрос второй.

Такие вот они, эти «бабушки», Красные Шапочки и мать их… нездешняя.

Автор: Владимир Владимирович