• 12:41
  • 10 Августа 2018
  • , 107

Вдогонку к годовщине оккупации Грузии: очевидное и незаметное

2018.08

За последние четыре года мы очень часто вспоминаем август 2008 года и вторжение российских войск в Грузию. Мы обсуждаем, проводим параллели с Украиной, перевариваем случившееся и ищем причины, чаще всего, опуская самую главную из них.

Десять лет назад мы воспринимали вторжение иначе. Точнее, не воспринимали его совсем. Оно было вне нашего мировоззрения. Мы мало вникали в то, что произошло и почему так получилось. Это сейчас большинство из нас говорит, что российская агрессия была началом тактики оккупации империи. Это сейчас нас возмущает бесцеремонное, кровавое и жестокое вмешательство России в жизнь людей, которые являются гражданами другого государства. Это сейчас мы понимаем, что вторжение чужой армии на территорию твоей страны – это страшно. Это сейчас мы обвиняем весь мир в том, что он простил России Грузию, так же, как сейчас, по нашему мнению, он может простить России Крым и Донбасс.

Десять лет назад мы сами были частью этого мира. Десять лет назад часть из нас верила, что Грузия сама вынудила Россию на вмешательство. Десять лет назад часть из нас была убеждена, что не все так однозначно. Так же, как сейчас часть убеждена, что на Донбассе Украина «убивает мирных граждан», а не воюет с Россией. Десять лет назад многие из нас верили, что Россия – братское государство, которое никогда не станет для нас угрозой.

Тогда и сейчас мы упускали главное: война началась не внезапно. В Грузии она длилась более 20 лет и трагедия в Южной Осетии стала лишь одним из этапов этой войны. Этапом, заметным всему миру. Все остальные этапы мы позволяли себе игнорировать, убеждая себя, что это – нормально.

Война в Украине не началась внезапно. Она длилась более 20 лет. И Крым с Донбассом стали всего лишь одним из этапов этой войны. Этапом, заметным всему миру. Все остальные этапы мы позволяли себе игнорировать, убеждая себя, что это – нормально. Мы слишком долго верили, что наличие российского флота в украинском Крыму – это нормально. Мы слишком долго верили, что слабая, полуразрушенная армия, не готовая защитить нас от России, – это нормально. Мы слишком долго верили, что силовики и политики, тесно сросшиеся с российскими системами – это нормально. Мы слишком долго верили, что быть младшим братом России – это нормально. Мы слишком долго считали нормальным то, что должно было нас насторожить. То, что было яркими маркерами готовящейся оккупации. Поэтому начало войны было таким внезапным и таким болезненным.

Поэтому избавление от нашей беспечности и иллюзий проходит настолько мучительно. Но если оно не ускорится, если мы не начнем уважать свою армию, если не признаем наличие внешнего врага и не укрепимся в своей идентичности (единогласно и безоговорочно) – дальше будет еще хуже. Потому что все, происходящее сейчас – это всего лишь этап войны, которая длится несколько десятилетий. И получить преимущество мы можем только в том случае, если будем безоговорочно понимать, где враг и что ему от нас нужно.


Автор: Евгения Мазур