• 20:02
  • 21 Июня 2018
  • , 3195

Российский суверенитет и украинская ментальность

Как-то натолкнулся я в СМИ на вдохновенно-эмоциональный текст российского журналиста Эдуарда Бирова с радикальным названием «России предстоит решающая схватка за суверенитет». Нет, все как бы очевидно и понятно, есть повод поговорить – в их Совете Федерации появился 82-х-страничный доклад «по защите государственного суверенитета и вмешательства во внутренние дела России».

Эдуард Биров, имея «нетипичную для русского языка» фамилию из Подкарпатской Руси, но, тем не менее, наделённый (цитирую) «восприятием русского мира как единого целого от Карпат до Тихого океана», почти дословно воспроизводит тезисы выступающих. Особенно убедительно в его изложении звучат пассажи бывшего посла РФ в США Сергея Кисляка. Это ж надо, оказывается, «американские санкции призваны противопоставить(!) финансовую элиту Кремлю, а введённые в закон установки поручают (!!!) президенту США вмешиваться и перестраивать систему госуправления России».

И далее – уже как проповедь: «России предстоит решающая схватка за суверенитет… Суверенитет – это не просто объявление своей независимости (прокукарекать о самостийности может каждый), нет, это обретение сущностной и всеобъемлющей самобытности, это наличие в головах большинства граждан национального типа мышления и мировоззрения, независимого и самодостаточного… Суверенитет, как и свобода, не внешнее состояние (оно только следствие), но внутреннее самоощущение. Самость – то, что ты есть целиком. Любые внешние ограничения рано или поздно падут, любое иноземное иго обрушится, если ты осознаешь себя носителем родной культуры и сыном великого народа, его должником».

иллюстрация_5

Вот так вот – хоть стой, хоть падай! Вспоминается добрый старый анекдот об умудрённой и опытной мышке. Она с трудом тащит уворованную из холодильника сосиску и вдруг видит… мышеловку – с маленьким засохшим кусочком сыра в качестве приманки. Вздохнув, мышка говорит: «Ну, чес-но слово, як діти!» Господа, вы это серьёзно? Не будем удивляться эпатажной фразе «прокукарекать о самостийности каждый сможет», чего уж там, оставим это на совести человека, наделённого «восприятием российского мира».

Но вот по поводу этой самой предстоящей «решающей схватки за суверенитет» – так и напрашивается реплика в стиле волка из мультфильма «Жил-был пёс» – «Шо, опять!».

Да, можно себя убеждать, что и рождённый в «украинской семье» бывший посол Сергей Кисляк, и журналист с «нетипичной» фамилией Эдик Багиров и, скажем, человек из близкого круга президента Путина, родившийся в семье «историка украинского происхождения» Юрий Ковальчук, и впавший в немилость человек с тоже «нетипичной» фамилией Дмитрий Скарга – все они осознают пресловутый «суверенитет» и самих себя как «носителей родной культуры» и в качестве сыновей «великого народа». Сюда же, наверное, стоит отнести и семью дочери Ельцина с «нетипичной» фамилией Дяченко, а уж такой персонаж как министр правительства Москвы Иссаак Калина или, например, возглавивший знаменную группу на параде 9 мая 2017 года капитан Алексей Рубленко, у которого командир полковник просто с офигенно «нетипичной» фамилией, Дмитрий Стриха, – они-то уж точно осознают «обретённую сущностную и всеобъемлющую самобытность».

Ещё примечательный штрих – на парадах 9 мая по Красной площади регулярно проносят Знамя Победы, водружённое над Рейхстагом (цитирую) «… сержантом Михаилом Егоровым и мл.сержантом Милитоном Кантария». Ну да, конечно, это ж, наверное, западло все-таки вспомнить, кто этих весьма тщедушных «героев» буквально за шкирку вытащил на крышу Рейхстага. Там же все лестницы были разбиты, на крышу сквозь дыру можно было подняться только на руках. То есть, кто может – поднимается и затаскивает тех, кто не может.

ф2

Тем, кто смог и подняться, и помочь другим, был лейтенант Алексей Берест. Да, хоть фамилия и «нетипичная», но что-то он, видимо, осознавал, раз не только со знаменем управился, но и всю(!) эсесовскую группировку Рейхстага смог заставить капитулировать. Но «дюже» он был какой-то своенравный, неправильный что ли… И в квартиру Гиммлера чуть ли не первым ворвался, и здание какого-то посольства повредил – господа потом жаловались (это ж только представить – май 1945, возле Рейхстага жуткая драка, но оказывается «низзяя!» было портить собственность, по-видимому, нейтральных государств, надо было решать вопросы с эсесовцами «приемлемо и толерантно» – это просто жесть!)

Да, в контексте позиционирования современной Российской Федерации у Лёши Береста явно были проблемы с «обретением сущности и национальной самобытности». Как, видимо, и у его командира – полковника Зинченко, который до самой смерти помнил, сколько ещё ребят с «нетипичными» фамилиями полегло в тот знаковый вечер, прикрывая будущих героев.

Когда-то ближайший сподвижник Гитлера Герман Геринг красиво высказался, что он-де сам решает, кто у него еврей, а кто – нет. Ну что же, нынешняя РФ тоже сама решает, кто у неё в прошлом герой, а кто так – мимо проходил. Ведь главное сегодня – это «наличие национального типа мышления и мировоззрения» и, опять же, – эта самая «сущность и самобытность».

И ещё раз хочется спросить – господа, вы это серьёзно?

Как-то генерал-лейтенант Евгений Малашенко, родившийся в украинском городе Нежин, встретился в «приватной» обстановке с генерал-майором Михаилом Малышенко, родившимся неподалёку. В ту пору Евгений Малашенко был зам. начальника штаба Объединённых Вооружённых Сил государств-участников Варшавского договора. «Не понимают они нас, европейцы эти, – жаловался Евгений Иванович Михаилу Зосимовичу, – чужие мы с ними… А этих, – он показывал рукой наверх, – я сам не понимаю, хоть убей…».

В этом разговоре примечательно то, что оба генерала прекрасно понимали друг друга. И сущность у них была, и самобытность, и национальное мышление присутствовало, только ВНЕ имперского контекста, а главное – ВНЕ навязываемого образа «рассейского мира», который оба генерала никогда своим не считали. И, безусловно, их бы поняли и генералы Апанасенко, и Штеменко, и Москаленко, и ещё многие генералы с «нетипичными» фамилиями. И уж, конечно, их бы поняли и такие личности времён СССР, как маршалы Константин Рокоссовский и Родион Малиновский. Я не говорю уже о таких персонах, как Никита Хрущёв, Леонид Брежнев или Михаил Горбачёв – и супруга его, Раиса Максимовна, в девичестве Титаренко.

Да, судьбы сложились у них по-разному – кто-то оказался хитрее, удачливее, кто-то не умеющим приспосабливаться, но всех их объединяет нечто общее – некая ментальная составляющая, этакое отторжение «несвойственности», которое во многом и определяет тип украинской личности как таковой.

Вообще удивительный феномен – почти вся российская пирамида власти «скреплена» украинскими кадрами, которые вот уже сколько лет увлечённо и, главное, убедительно «играют» в российскую империю.

Оказывается, что и церковь их православная – она тоже создавалась по нашим, польско-украинским лекалам. Дело дошло до того, что российский профессор Пыжиков недавно публиковал книгу с красноречивым названием «Славянский разлом. Украинско-польское иго в России». Вот так вот, а мы-то и не знали! Это что ж получается – они без нас вообще никуда, поэтому так держатся за Украину, как вошь за кожух. Мы для них – не только история, а нечто большее. И наш менталитет – он у них там даже прижился, освоился, т.е. научился убедительно играть на их сцене. Только вот это чёртово отторжение «несвойственности» – и сидит глубоко, и декларируется крайне редко, но – что есть, то есть. А уж если и вырывается наружу, неосознанно и спонтанно, то весь как бы «рассейский мир» удивлённо замирает, а потом бросается гневно протестовать и возмущаться.

ф3

В этом смысле весьма показателен случай с Колей Десятниченко (тоже «нетипичная» фамилия) из Нового Уренгоя. Казалось бы, ничего особенного – российские и немецкие школьники совместно изучали биографии жертв Второй мировой войны, а после выступили с докладами о судьбах конкретных людей, причём в германском бундестаге. Коля Десятниченко читал доклад о судьбе немецкого солдата, который попал в плен под Сталинградом и умер в лагере, когда ему исполнился 21 год. Вроде бы все понятно – война, плен, смерть, но вдруг в российских СМИ вспыхивает «благородное негодование», доходящее до откровенного шельмования не в меру разговорчивого школьника. Он, оказывается, «пожалел фашиста», «реабилитирует нацистских преступников» и вообще – надо тщательно проверить его доклад на наличие «признаков оправдания фашизма». И вообще – сам ли это он придумал, или ему педагоги «нашептали», что и как говорить. Караул, короче говоря, особенно если учитывать, что в докладе никакой «крамолы» не было.

Но, видимо, что-то все-таки было, раз некоторые особо восприимчивые персоны столь чутко отреагировали. Естественно, было – как раз то самое неосознанно проступившее отторжение «несвойственности», подспудное неприятие имперского образа войны, огульного патриотизма и прочих «измов». А ещё – внезапно завибрировавшая тема, которую очень не любят ворошить, загоняя на информационную обочину. Тема с весьма красноречивым названием – ЦЕНА ВОЙНЫ.

ЦЕНА ВОЙНЫ
В сирийских шумных городах –
Там дети бегают всегда,
И каждый день кого-то могут и убить.
Террористы их отцы,
Гады все и подлецы,
Ну так и чё – из-за детей их не бомбить?!

Этот стишок всплыл на просторах интернета, когда Сирийская организация по правам человека сообщила, что за время проведения Россией военной кампании в Сирии от авиаударов погибло почти 2000 сирийцев (в том числе – 443 ребёнка). Так сказать, эмоциональный комментарий борца за «правое дело».

Действительно – ну так и чё, если нам «нужна одна победа. Одна на всех, мы за ценой не постоим»? В этих строках из песни – попытка найти хоть какое-то оправдание, некий высокий смысл оправданности тех совершенно диких жертв и лишений, которые были неизменными спутниками «великой победы над фашизмом». И получается, что ничего особо не изменилось, – империя, она империя и есть.

Примечательно, что в «горящие сороковые» одним из первых зловещий оскал цены войны почувствовал выдающийся украинский кинематографист и писатель Александр Довженко. Его «Украина в огне» – это страстный порыв, сгусток сопереживания и боли за свой народ. Но – за СВОЙ народ, за терзаемую несчастную Украину. Сталину этот страстный порыв очень не понравился. Он заявил, что с фашизмом борется весь советский народ, а не только Украина. Но Довженко ведь прекрасно понимал, что никакого «всего советского народа» нет, душа у него болела именно за своих. Он чутьём и талантом, возросшем на украинском менталитете, пытался хоть как-то соотнести «героическую» борьбу и ту цену, которую именно его народ должен за это заплатить. Соотнести не получалось, наоборот, возникали различные «крамольные» мысли, которые озвучивать было отнюдь не безопасно.

ф4

Ведь в истории в самые лютые кризисы вряд ли случалось, чтобы народы и страдали, и побеждали, так сказать, по справедливости. Все зависело от различных обстоятельств, кому везло больше, кому меньше. После оставалось чувство поражения или победы, но это все-таки относилось больше к сфере эмоций. А вот цена войны – это фактор прагматический, как и сама война. И фактор этот всегда остаётся надолго, и нужно много лет, чтобы перестать платить эту скорбную цену.

Наиболее эффективно этим фактором, кстати, распорядился Израиль. Один феномен холокоста чего только стоит! Это ж сколько лет Германия платила евреям и, по-моему, платит до сих пор. Вон, даже Польша, обзавидовавшись, вынашивает планы выкатить немцам сумму компенсации за ужасы войны где-то около ТРИЛЛИОНА евро. Для Украины эта сумма раз в десять больше, но, увы, – мы были в составе, где «за ценой не постоим» да и нас же всех хотели извести, так что какие там деньги! А зря, ведь и в канувшем в Лету СССР такой фактор как цена войны, оказывается, тоже играл свою особую роль.

В последнее время исследователи из той же России деликатно обращают внимание на некоторые нюансы взаимоотношений воюющего СССР и США, касающиеся поставок по ленд-лизу. Судя по всему, существовала некая пропорциональная зависимость между интенсивностью боевых действий и объёмами поставок. Но это ещё куда ни шло. А вот то, что предполагалась некая своеобразная ОТЧЁТНОСТЬ за эти поставки (характер боевых действий и главное – количество жертв) – это уже вообще кажется фантасмагорией.

Как бы там ни было, но в пылу дискуссий не единожды всплывал обобщающий тезис, что товарищ Сталин фактически расплачивался… трупами советских людей как за материальные блага, так и за различные геополитические обещания. Бред? Может, и бред, но если вспомнить геноцид украинского народа в качестве ЦЕНЫ за быструю индустриализацию, то, по крайней мере, задуматься стоит.

Да, вряд ли Россия заплатит сирийцам хотя бы копейку за сотни невинно убиенных. Ей-то что – империя, она империя и есть. И нужно очень постараться, чтобы Россия хоть что-то заплатила Украине за оккупацию Крыма и Донбасса, при этом освободив их от своего присутствия. Счёт обязательно должен быть составлен и просчитан, потому что империи этого очень не любят. И пусть им опять предстоит «решающая схватка за суверенитет», пусть они в который раз ищут свой особый путь – счета за все их хаотические метания будут только расти.

Автор: Владимир Владимирович