• 13:14
  • 20 Сентября 2018
  • , 119

Российска тюремная романтика: не пора ли попрощаться?

Для давно забытого в Ростове самого «легитимного» Виктора Януковича и сочувствующих, российская компания «Меха Екатерина» выпустила линию одежды. В ней соединилась ностальгия по тюремным баракам и сытой жизни после отсидки. Всего в коллекции семь предметов – пальто, куртки и жилет. Все – на натуральном меху (часть «сытой» жизни), а принты (по сути наколки) рассказывают о романтике зоны. «Не верь, не бойся, не проси», «Человек человеку волк», «Кто понял жизнь – тот не спешит», – все это синим цветом на белой ткани. Для реалистичности. Стоит волшебная одежда, примерно, как небольшой самолет: только для настоящих «ценителей».

furr

Рядом с майками «Рожденный в СССР», «Самый вежливый из людей» и «Спасибо за Крым», эти предметы дизайнерского искусства будут смотреться потрясающе органично. Да и Януковичу наконец-то будет в чем греться суровой российской зимой.

Немного статистики: в мировом рейтинге Россия колеблется между вторым и третьим местом по количеству заключенных – около 500 зэков на 100 тысяч человек. Украина в десятку «лучших» не попадает – 300 осужденных на 100 тысяч. Многие города РФ, такие, как Магадан, живут благодаря огромным зонам. Не будет зоны – не будет города. Так сложилось исторически, мы все в курсе про «оздоровительные» лагеря. Другое дело, что время движется вперед, а зоны стоят, в них люди сидят и это для РФ норма.

Более того: жизнь за решеткой возведена в культ. Помните, «Вконтакте» даже онлайн игра была – «Тюряга»? В нее играло огромное количество людей, и пару раз в день мне приходилось отклонять запросы на участие от игроков-френдов, которые звучали как «Скинуть подогреть» или «Передать маляву».

В Украине культ тюрьмы также приветствуется. Легендарный зоновский фольклор в маршрутках, знаменитые композиции, тексты которых многие знают наизусть – «Владимирский централ», «Еду в Магадан», «Хоп, мусорок». Причем эти произведения почему-то гордо именуют шансоном, хотя сам шансон – музыка уютных французских двориков, и не имеет никакого отношения к трем гитарным аккордам под чифирь.

Самое интересное, что эти песни поют у нас все подряд, причем я даже наблюдала у некоторых настоящее благоговение перед текстами, как будто там, за колючей проволокой, сидят мудрые великие люди. За российской проволокой.

Вы слышали блатняк на украинском языке? «Лук’янівське СІЗО, вітер з Ковеля»? Может он и есть, но вряд ли настолько популярен. Зачем вообще мы знаем об этапе из Твери и о том, как на российской зоне запахло весной?

В общем, выводов несколько. Первый – раз так хочется за баландой спеть, то пусть рождаются украинские песни. И второй, логичный: время, когда мы были связаны не только огромной территорией, но и нарами глубоко в России, прошло. И пора бы забывать тексты того времени. Тюрьма не может быть хорошим местом.

Автор: Ольга Бродская