• 09:01
  • 13 Сентября 2018
  • , 130

Предвыборная грамматика

захар

Литературная минутка на сайте «Черноморки»

Осенью 2014 года накануне выборов в так называемый «совет ДыНыРы», а также его главы, «местная администрация» – Бык, Прыщ, Маша-Медведь, Воркута и Гранчак – начала подготовку к предвыборной агитации в селе. Из Донецка поступило строжайшее указание, что надо сделать все, чтобы Александра Захарченко, как представителя политической силы «Донецкая республика» выбрали главой «республики». С этой целью необходимо провести агитацию в селе, рассказать о «геройстве» и «заслугах» претендента, развесить плакаты с его изображением. К этому делу следует привлечь широкий круг людей, чтобы показать размах поддержки местными жителями «лучших» представителей «Новороссии» и «русского мира».

Бык, как главный в селе, ну уж о-о-чень гордился своей должностью, поэтому хотел прогнуться перед «новороссийским» начальством. Решив начать предвыборную работу раньше всех в районе, не дожидаясь агитационной продукции из Донецка, он собрал подчиненных на совещание и распределил задачи. Гранчак должен был провести работу с местными активистами. Прыщу следует настроить аппаратуру и уже через пару дней начать предвыборную агитацию через местную радиосеть. Машка будет помогать Быку по общим вопросам. Воркута, как тот, кто больше других повидал мир, сидя по тюрьмам, должен был придумать убойную подпись под большими фото Захарченко и развесить плакаты по селу. Однако Воркута, не особо надеясь на свой талант, попросил помощи у сотоварищей относительно подписи. Но, увы…, ни ему, ни другим после вчерашнего перепоя ничего в голову не приходило.

Сгорая от нетерпения поделиться очень важной новостью, Машка, как бы между прочим, начала рассказывать о том, что в Донецк приехал ее кумир – российский актер Пореченков. Восхваляя его актерские способности и особенно сексуальность своего кумира, она вдохновляла видимо не только Быка на ночные подвиги с ней, но и Гранчака, который предложил емкую и короткую подпись под плакатом: «Захарченко – наш кумир». Всем название очень понравилось. Такой порыв таланта не остался незамеченным. Бык поблагодарил Машку за гениальность и обязался наградить ее своим обаянием поближе к ночи, а Гранчаку за сообразительность обещал лишние сто грамм водки.

Дело осталось за малым – подписать все плакаты и развесить по селу. Тем более, что за проделанную работу Быком было обещано хорошее застолье. Сказано сделано. Несколько плакатов с довольно приличными подписями, сделанными Воркутой, были развешаны по селу. Как обычно, после «тяжелого» трудового дня, ближе к ночи администрация очень хорошо расслабилась.

Идя домой через центр села, дед Сергей увидел на доске объявлений агитационный плакат своего заклятого «любимца». Емкая агитационная подпись не оставляла сомнений относительно возможных его действий. Через безудержную радость от возможной «работы» дед наполнился энергетикой, что толкала его к действию. Быстро добравшись домой, он нашел корректор, которым можно зарисовать что угодно, и чёрный маркер. Дождавшись сумерек, дед Сергей пошел на «дело». На всех плакатах с подписью «Захарченко – наш кумир» он осторожно зарисовал одну букву. Все довольно опрятно – сразу и не поймешь. Вверху и внизу плакатов наискосок прочертил черные полосы.

«Главный редактор» местных СМИ, а также по совместительству осведомитель администрации села баба Прыська, как всегда ходила с самого утра деревней, вынюхивая обо всех и обо всем. Подойдя к одному из плакатов, она прочитала, что «Захарченко – наш умир», а вверху и внизу еще и траурные ленточки. Найдя подтверждение трагического конца такого «уважаемого человека» и на других плакатах, она первой настойчиво сообщила односельчанам об огромной потере «ДыНыРы». При этом, как всегда конфиденциально, баба Прыська известила всех о том, что из проверенных источников известно, что именно диверсанты отравили Захарченко. Все село гудело от такой новости – есть о чем-то новом поговорить. В результате дебатов встал риторический вопрос: «Что делать?».

Дед Сергей почувствовал скрытую, неудержимую радость от возможного развития ситуации, поэтому вместе с другими односельчанами решил идти к местной администрации. Пусть объяснит произошедшее.

Встав позднее обычного после празднования начала удачной предвыборной агитационной кампании, Бык, потягиваясь, выглянул в окно и сразу даже испугался. К их штабу шла толпа крестьян, о чем-то громко разговаривая. «Мятеж», – единственное, что могло прийти в плохо соображающую, но хорошо разогретую еще с вечера голову. К тому же он вспомнил, что скоро должны были приехать из Донецка представители САМОГО Захарченко проверять ход предвыборной кампании.

– Что делать? Что делать? Кровь очень быстро начала поступать к еще пьяной голове. Хватая автомат и сбрасывая с кровати Гранчака, Воркуту и Прыща, он не тронул такую соблазнительную и сладко спящую Машку. Наверное, не только предвыборные чувства притягивали все его тело и душу к довольно крупной представительнице «русского мира».

Бык, как ужаленный, выбежал на крыльцо своего штаба. Первого, кого он увидел среди толпы, была его осведомительница баба Прыська, которая жестикулируя руками, о чем-то громко извещала толпу.

– Стой, а то буду стрелять! – рявкнул Бык.

Однако баба Прыська, так сильно увлеклась воплощением своего ораторского таланта, что даже не услышала слов предостережения. Лишь очередь в воздух привела ее в чувство. От такой неожиданности она сразу же потеряла дар речи. В это время как ошпаренные из штаба начали выбегать соратники Быка. Прыщ, который бежал последним, резко остановился и стал с удивлением рассматривать дверь, на которой висел агитационный плакат Захарченко. Он никак не мог понять – что же произошло. Захарченко вчера еще был жив. Вечером за него не одну рюмку подняли, а за ночь видимо что-то серьезно изменилось. Такая она жизнь человеческая …

– Жаль Захара, – обратившись к Быку, сказал Прыщ.

– Какого Захара? О чем ты? – не мог понять встревоженный Бык.

В это время подъехал автомобиль с проверяющими из Донецка. Баба Прыська мгновенно пришла в себя и в качестве представителя общественности села первой принесла соболезнования донецким, которые, ничего не подозревая, весело между собой общались.

Наступила тишина. Время вроде бы остановилось.

Автор: Сергей Стародуб

Читайте также Донбасская каша, но не ваша