• 18:30
  • 14 Ноября 2018
  • , 367

Право на защиту

Подобная блог2

Едва ли на горизонте замаячило 14 октября, по всей стране отчаянно зазвенели мобильные телефоны: в СМС предлагали скидки на подарки «для защитников», а в родительских группах в Viber вспыхнули словесные баталии – поздравлять или не поздравлять мальчиков, и по сколько сбрасываться на сладкий стол. В этом году День защитника в очередной раз доказал – женщину украинское общество все еще не воспринимает как защитницу. Вопреки десяткам историй, фактам и тысячам женщин на службе в ВСУ.

Среди моих подруг и знакомых есть много женщин-военных – от солдат до заместителя командира батальона. Кто-то шел на передовую, потому что не мог сидеть дома, кто-то – поехал вслед за любимым… Но все они – хотели воевать. Без поблажек и скидок на пол. Среди них есть девушки-снайперы, пулеметчицы, гранатометчицы, минометчицы, замполиты и пресс-офицеры, медики и стрелки. У каждой из них – своя уникальная история, но начало у этих историй – как под копирку – непринятие побратимами, долгая борьба за то, чтобы выходить на боевые вместе с мужчинами, доказывание своих способностей и смелости в бою, и лишь потом – принятие мужчинами, как равноценной боевой единицы. Лишь у единиц сходу получалось занять свое место в подразделении. В первые годы войны их оформляли швеями и банщицами, ведь не то что боевые, даже должности военного фотографа и переводчика были для женщин в армии под запретом.

Но они продолжали воевать. Они ходили с кастрюлями и дуршлагами под Министерство обороны, провели титаническую информационную кампанию под названием «Невидимый батальон» под руководством аэроразведчицы Марии Берлинской. Проводили исследования, снимали фильмы, работали над законами и – наконец – женщины на законодательном уровне получили доступ к боевым должностям.

Формальная часть была в большей мере преодолена. Но борьба с чиновниками оказалась детской игрой по сравнению с борьбой со стереотипами «широкого загалу». Даже реакция пользователей в соцсетях на женщин-военных все еще ну очень неоднозначная: кто-то благодарит за службу и защиту, а кто-то пишет, мол, дело женщины рожать детей и варить борщи, а не сидеть в окопах с автоматом и жить месяцами в блиндажах с «кучей мужиков».

Совершеннейшая дичь случилась, когда один из известных пабликов в Facebook опубликовал небольшую заметку про девушку-пресс-офицера одного из подразделений с фото. В мгновенье ока несколько десятков дам (и мы говорим не о сепаратистках – добрая половина комментаторов имела «джентельменский набор фейсбучного патриота» – аватарку в пластиковом венке с сине-желтым флажком в углу) – бросились в комментарии с оскорблениями. Не знаю, хаяли ли они так «Моторолу» или Захарченко, как эту девушку-военного. Причиной стали… маникюр и нарощенные ресницы. За это пресс-офицера назвали, мягко говоря, нелицеприятными словесными конструкциями, тезисно сводившимися к тому, что она «спит с начальством», «получила УБД через постель», «спит со всеми подряд», «таким, как она, не место в армии», «ни разу на передовой не была, а зарплату получает». Каждая особь заявляла это со стопроцентной уверенностью. Самое мерзкое, что девушка на фото – действительно отличный пресс-офицер, а таких сегодня в армии, увы, единицы. В ее задачи входит едва ли не ежедневно сопровождать журналистов на «ноль» (передовую – ред.), следить, чтобы операторы и фотографы не «засветили» позиции, рассказывать о ситуации в зоне ответственности бригады и делать так, чтобы о бойцах-героях узнала вся страна. Да, не стрелять и не водить танк, но делать важную работу, и, пусть не круглосуточно, но все же постоянно рискуя жизнью. На передовой осколки мин и пули ведь не отличают, кто «окопный», а кто «штабной» военный. Но в голове у многих украинцев все еще царит странное убеждение, что женщина, а тем более, если она еще и хорошо выглядит, – априори не может быть хорошим военным. И уже тем более – эффективно выполнять свои задачи. Грязь под этой фотографией лилась еще несколько месяцев. И, увы, такие случаи не единичные.

Мужчины-военные к присутствию женщин в армии, в том числе и на передовой, уже, кажется, привыкли. Вроде бойца женского пола как дикость давно не воспринимают. По моим субъективным наблюдениям: пожалуй, самый большой «враг» женщины-военной – это женщина тыловая (воюющая с клавиатурой и в курилке на работе). Троим моим хорошим знакомым – пулеметчице, снайперу и разведчице «правильные» женщины выели мозг вторым извечным «тыжемать». У этих женщин есть дети, которые остались с папами и бабушками, пока мама защищает страну. Но, вместо слов поддержки и восхищения, их (в отличие от мужчин) постоянно упрекают тем, что они «бросили» детей. С такой агрессией и злобой, словно они оставили детей не дома с родными людьми, а привязанными к дереву в лесу для стаи голодных волков.

Чаще всего «правильными» оказываются жены мужчин, которые нашли сотню причин не идти воевать. Женщины, чьи дети спят спокойно по ночам, потому что чужие мамы пошли вместо их пап в окопы. «Яжематери» не удосуживаются заступиться и позвонить в соцслужбу, зная, что на соседнем этаже родители-алкоголики избивают ребенка, они оправдывают мам, едущих на года за границу – «их ведь жизнь заставила». Но мать, которая пошла воевать и защищать свою страну и своих людей, по их мнению, – зло в чистом виде. Кстати, дети моих знакомых своими мамами очень гордятся, а одна из дочек – пошла по стопам мамы и поступила в военное училище.

Бесспорно, есть женщины в армии, которым там объективно не место. Тем, кто не хочет стоять на морозе в наряде, требующие особого отношения, которые морально и психологически не готовы воевать. Есть женщины, пытающиеся найти себе «теплое место». Но на моей памяти таких были единицы, а тех, кто стрелял и лечил на передовой – десятки. Другой, весьма неоднозначный, момент – беременность. В эпоху добробатов было проще: забеременела – ушла на гражданку. В армейской сплошь бюрократической системе все намного сложнее. К примеру, женщина пришла в подразделение на должность пулеметчика. Беременеет, уходит с передовой в штаб или пункт постоянной дислокации. И на ее место нового человека прислать не могут – по штату ведь пулеметчик числится, значит, другого человека брать на эту должность не положено. Уволить с должности беременную по закону невозможно. Таким образом, подразделение теряет человека.

Недавно я записывала истории женщин воевавших в АТО. Всего около трех десятков. Одна из них потеряла ногу во время обстрела. Трое – воевали вместе со своими половинками и стали вдовами. Две – пришли в армию после гибели своих сыновей. Одна – прошла плен и ранение. Две – искали в заминированных местностях тела погибших и выкапывали полуразложившиеся тела бойцов, чтобы вернуть мамам их детей. Одна девушка-снайпер рассказывала про страшное состояние из мороза в жар и паническую атаку, которое случилось с ней после первой ликвидированной цели. Две – россиянки, поехавшие воевать за нас. Каждая из них заслуживает не просто уважения – почитания. Получают его – единицы.

На носу День украинской армии. Скоро опять зазвенят телефоны с сообщениями о скидках «для защитников». «Яжематери» вступят в неравный жестокий бой с теми, кто считает, что дарить подарки и устраивать сладкий стол всем мальчикам класса, потому что они мальчики и, возможно, когда-нибудь, станут защитниками – это попросту глупость. Все разошлют друзьям в соцсетях открытки с днем защитника (про защитниц многие опять забудут). А потом все затихнет. До следующего 14 октября.

Автор: Евгения Подобная
Фото: Алексей Годзенко