• 17:25
  • 05 Декабря 2018
  • , 66

Почему военного решения конфликта с Россией нет?

бебик

Когда Россия подкладывает нам очередную свинью, цивилизованные страны и международные организации высказывают свою обеспокоенность. Диванные войска после каждого такого заявления обычно вздымаются и негодуют: «Да как это так! Россия уже на голову садится, а они просто беспокоятся! Что нам с их беспокойства и санкций…». Люди ждут, что сильные союзники придут и настучат Путину по башке, поставят его на место, посадят его в тюрьму… А теперь представьте себя на месте этих самых обеспокоенных соседей. С нашей нехорошей чертой «моя хата скраю» мне даже трудно это представить. Мы очень любим свою жизнь и своих детей, мы не хотим для них войны. Но порой война не спрашивает нас, чего мы хотим, и настойчиво стучится в дверь.

На самом деле это хорошо, что цивилизованный мир поддерживает, пусть и декларативно, Украину, а не Россию. Судебные тяжбы, влияние санкций, демократические процедуры медленны, но современное человечество сделало свой выбор именно в их не просто так пользу. Невзирая на медленное протекание всех процессов, все всё понимают. Например, Ангела Меркель недавно заявила: «Санкции вводятся не ради санкций, а чтобы дать четко понять, что страны, даже если они находятся рядом с Россией, имеют право на самостоятельное развитие. Это основы международного права».

Меркель сказала, что строительство Керченского моста создало дополнительную проблему, практически полностью ликвидировав сообщение украинских городов по морю между собой и с внешним миром. «И это полностью следует записать на счет российского президента, ведь с тех пор как в мае этого года мост был открыт, условия для судоходства ухудшились, хотя существует российско-украинский договор от 2003 года о свободном движении судов для обеих сторон в этом регионе. Что касается произошедшего (нападения России на украинские корабли в Керченском проливе – ред.), конечно, необходимо, прежде всего, освободить военных, чтобы на них не оказывали давления с целью получить признания, как мы это видели по телевидению». Фрау Меркель пообещала обсудить эту проблему с Путиным на Саммите G20 в Аргентине, поскольку решить ее можно только в диалоге. «Военного решения этих конфликтов нет», – сказала канцлерин.

«Я говорю об этом так подробно перед представителями немецкой экономики, потому что многие спрашивают, не можем ли мы снова сблизится с Россией. Я тоже этого хочу. И этого хочет Украина (воу-воу, полегче!.. – ред.). Но мы должны следить, чтобы такие случаи не повторялись. Если вы взглянете на окружение России, вы увидите, что в Грузии есть Южная Осетия и Абхазия, в Молдавии – Приднестровье, в Азербайджане и Армении есть Нагорный Карабах, в Украине есть восточные (оккупированные – ред.) регионы. То есть (вокруг России – ред.) существует целый пояс государств, которые не могут развиваться так, как они хотят».

В отличие от России, где День победы – это праздник и «можем повторить», в остальном мире война – это трагедия. Never again. Наверняка военным путем решить проблему надоедливой России можно. Но никто не хочет воевать, зная, что цена будет велика. И когда диванные войска орут «Настучите, настучите им по башке», такое впечатление, что они верят, что это их не коснется. Что им не придется платить кровавую цену войне.

Когда в Украине вводили военное положение, мне было не по себе. Стоило бегло ознакомиться с законом, чтобы понять, что все предельно серьезно. Но вот же они, решительные действия. Те, кто хотел решительности, – вот же она. Но вдруг начались поползновения назад… Почему не ввели раньше? Что будет с выборами? Наши права будут ущемлять…

Раньше военное положение не ввели, так что теперь, вообще от него отказаться? Волна паники и фейков до сих пор не утихает. Надеюсь, те, кто раньше очень хотел военного положения, вздохнули с облегчением. Как сказал Александр Турчинов в ответ на претензии популистских политиков о нарушении конституционных свобод, закон «О правовом решении военного положения» и есть ограничение прав и свобод. Правда. Он не повышает ваше ЧСВ, не вызывает победных настроений, не приносит дополнительный комфорт и не позволяет спокойно приумножать свое благополучие. Профит только в том, что это лучше, чем стать незначительным рельефом под гусеницами вражеских танков.

Война, протекающая на оккупированном Донбассе, стала ощутимей, ближе. И приблизило ее не менее далекое от Киева, где я живу, событие – атака России на украинские корабли в Керченском проливе. Все больнее чувствуются раны на теле нашей страны. Их чувствует каждый, смотря новости, платя военный налог, обнаружив свежую трафаретную надпись на стене дома, гласящую «Укриття». Чувствует, понимая, что в случае очередного подлога со стороны наших северных соседей, цивильные администрации сменятся военными, и каждый должен будет готовиться к тому самому «never again». Пока российских школьников учат писать письма отцам на фронт, а диванные войска по обе стороны фронта орут «В бой!», чьи-то дети становятся сиротами, чьи-то родители теряют своих малышей, чьи-то дети, ожидающие своего рождения, не родятся вообще. Потому что война.

Потому не странно, что пока наши зарубежные партнеры воюют с Россией пока исключительно санкциями и заявлениями. Украина в это время пытается максимально проработать возможные риски, при том практически каждый день несет потери: гибнут наши защитники, бесследно исчезают украинцы, проживающие на оккупированных территориях. И истерики «экспертов» выглядят смешно и невежественно на этом фоне. Полемика популистов, а также тезисы, распространяемые медведчуковскими ботами, вторят кремлевской пропаганде, отравляя информационное пространство дополнительными поводами для раздора в это непростое время.

Иногда лучше просто помолчать. О тех, кого уже нет, о тех, кому предстоит защищать нас от врагов с оружием в руках, о том, что полезного можно сделать вместо написания еще одного поста с нелепыми сплетнями. И надеюсь, нам удастся преодолеть это достойно, чтобы сиротская судьба миновала наших детей.

Автор: Пылып Дикий