• 12:31
  • 20 Июля 2018
  • , 173

Осталось ли место празднику в России

Яркие позитивные масштабные события объединяют. В этой фразе ничего сверхъестественного: если в Украине есть радость, мы радуемся. Мы выходим на главные улицы городов. Неспешно гуляем и разглядываем друг друга, слегка кивая, мол, да, я тоже часть этой радости. Потому что мы вместе.

Даже несмотря на войну, мы понимаем, что от постоянного напряжения, непрекращающейся борьбы мы слабеем, а черпать силы для новых свершений проще всего, позволив себе хотя бы небольшой, но праздник.

И для нас это нормально: собраться вместе и встретить Новый Год. Или собраться вместе и отметить еще один год Независимости.

Недавно я говорила со своей подругой-москвичкой о футболе. Она кристально понимает все, что происходит в ее родной стране и между нашими странами, ее воротит от главного карлика, но в ней живет пусть и существенно угасшая, но любовь к родной стране.

И она рассказала мне о чуде: «Представляешь, сколько себя помню, в центре Москвы никогда не видела, чтобы люди так радовались. Чтобы незнакомые подходили друг к другу и обнимались. Чтобы не митинги, не автозаки, не блины с лопаты, а настоящая радость, которая объединила всех на один вечер». Разговор наш был после матча Россия-Испания, до «Слава Україні!» от хорватов.

Я попыталась представить, как это: вся жизнь в страхе, вместо праздников иллюзии, когда нет желания быть среди сограждан в важные дни.

Один умный человек сказал когда-то мне важную фразу: «Якщо ти не знаєш, що робити, бери свою ситуацію і неси її до людей». И мы действительно так поступаем.

Утром 1 декабря 2013 года я увидела трансляцию ночного разгона студентов на Майдане и у меня не было вариантов: я взяла ситуацию и пошла на Вече, чтобы вместе с другими понять, как поступить дальше.

Тем временем, когда в России убивают Немцова, когда принимают законы о цензуре, когда начинается война с Украиной и Сирией, россияне тоже идут друг к другу. И каждый раз вместо единения, вместо принятых вместе, на площадях, решений, они натыкаются на холодное «нет» от власти: их избивают дубинками и затыкают им рты.

Если в тяжелые моменты людям не дают плакать и кричать вместе, то праздновать потом хорошие события как-то пропадает желание. Наверно, появляется склизкое ощущение подвоха: вот выйду я сейчас к остальным, дадут нам порадоваться полчаса, а потом в песочных часах наблюдателей-полицейских закончится песок и они снова сделают то, что умеют делать на автомате: силой затолкают людей по норам, где они шепотом скажут: «как всегда».

У нас тоже есть норы. И нам тоже бывает страшно идти в толпу, опыт заставляет оглядываться по сторонам. Но мы знаем цену за право быть вместе и говорить громко. И готовы ее платить.

Автор: Ольга Бродская