• 12:12
  • 18 Июня 2018
  • , 6965

О феномене крымчан

Мне около пяти, я хожу в понтовый сб-шный садик (да, тот самый на бульваре Франко). Мои друзья – дети медиков и силовиков, тех, что с полуострова и с материка. Я считаю себя счастливее последних, ведь я – коренная крымчанка.

Смешно и странно было вспоминать свое детское восприятие лет в 12. Ведь по правде мои крымские корни – даже не корни, а всего лишь ростки. Объясню.

Папа – крымчанин с российского севера, из Архангельска. Дедушку, по классике жанра кадрового военного, ещё при союзе направили служить в Евпаторию. Наверное, за заслуги – никогда особенно не интересовалась.

Мама – крымчанка с украинского запада, из Нововолынска. Там бы и осталась, если б не очень больная малышка-сестра, лечить которую моему дедушке-инженеру, очень уважаемому человеку, построившему едва ли не весь Шацк и половину Симферополя, посоветовали тёплым климатом и обилием солнца – в Крыму. Помогло. Крым всем помогает 🙂

Вот и выходит, из всей семьи я – первая. По праву рождения. Вообще, крымчанин – это особый жизненный статус, такой себе счастливый билет. Не зря ведь говорят, что «жизнь всего лишь одна, и прожить ее надо в Крыму». Так и есть. То есть, так и было. До 2013-го.

1111111111111111111111111111111111111111111111111111111111

Но сейчас не об этом.

Как плавильный котел, мой родной полуостров перемешивает людей. Их много. Они разные – по национальности, ментальности, религии. И независимо от того, что у них в прошлом, все они – крымчане. Удивительно, но спрашивая маму с папой о том, откуда они, напарываюь на недоуменный взгляд – конечно, они крымчане. Без сомнений и вариантов.

Они и сотни тысяч лишённых дома крымчан – амбасадоры бренда «Крым», принадлежащего Украине. Они ниточки, намертво пришившие полуостров к перешейку. Они будут держать столько, сколько потребуется. Чтобы мы, коренные, могли по наследству передать то самое счастье быть крымчанином своим детям.

Так и будет. Я точно знаю.

Автор: Ксения Талалай