• 11:41
  • 28 Ноября 2018
  • , 64

Новая стратегия мира и безопасности: реинтеграция Крыма и Донбасса

реинтеграция

«Реинтеграция Крыма и Донбасса» – шестая публикация из серии, презентующей «Новую стратегию мира и безопасности», предложенную на Национальном форуме, прошедшем 30 октября в Киеве. Материал также включает мысли участников форума.

Говоря о путях восстановления мира и возврата наших территорий, нельзя не сказать о роли Нормандского формата и его Минской проекции.

В критический для Украины период усилиями наших западных партнёров была стабилизирована ситуация на фронте, война перешла в позиционную фазу. К сожалению, далее, вместо реального мирного процесса, начались четырёхлетние разговоры о необходимости реализации «безальтернативного» кремлевского плана, призванного разрушить нашу страну изнутри.

По сути, навязанная «безальтернативность Минска» стала главным достижением Путина в войне против Украины. Она же позволила Президенту Порошенко четыре года, не отвлекаясь на задачи восстановления полноценного мира и возврата территорий, комфортно делать бизнес, в т.ч. на торговле с оккупированными территориями и поставках в армию.

Цена этой многолетней «безальтернативности» и преступного бездействия власти – тысячи погибших, десятки тысяч раненных и покалеченных, миллионы беженцев. Такую оценку разделяют многие независимые международные эксперты.

Необходимо признать, что Минск изначально не был площадкой для поиска формулы мира и освобождении всех оккупированных территорий. Путину удалось навязать участникам этих переговоров логику урегулирования, основанную на идее внутреннего конфликта в Украине. При этом неудобный вопрос о Крыме, который явно в нее не вписывался, все участники попытались просто забыть, как минимум, на десятилетия.

Усилия сторон фактически сводились лишь к достижению временного перемирия и к реинтеграции Донбасса по формуле, выгодной России. Западу, в этом случае, хотелось любой ценой погасить конфликт и никого не интересовало, что эту цену платит Украина.

Результаты Минска-1 и Минска-2 явились прямым следствием полного отсутствия как военной, так и дипломатической стратегии в действиях Президента Украины. Деморализованный поражениями в Иловайске и Дебальцево, вызванными не только действиями России, но и его собственным бездействием, он полностью сдал позиции Украины на этих переговорах.

Эффект этого поражения усиливался ложью, когда в Минске говорилось одно, а украинскому народу другое. Своими действиями по лихорадочному переоформлению имущества на офшоры и эвакуацией кондитерской фабрики из прифронтового Мариуполя, Верховный Главнокомандующий, который должен быть примером стойкости, деморализовывал страну и армию.

Украинский народ на интуитивном уровне отверг идеи особого статуса Донбасса, полной амнистии всех, кто совершил преступления против собственной страны, и немедленных выборов под контролем оккупантов.

Мы четко осознаем, что имплементация сегодняшней «минской формулы» создаёт реальные предпосылки для желаемого Путиным перерастания международного вооружённого конфликта во внутренний.

Давно пора прекратить многолетнее обсуждение абсолютно не приемлемых для украинского народа и государства идей. Необходимо переходить к реалистичным сценариям, основанным на признании очевидного факта вооружённой агрессии России против нашей страны, нарушения основополагающих норм международного права и недопустимости ревизии общепризнанных и закреплённых международными договорами границ.

При этом всем сторонам необходимо понять, что украинские граждане никому из политиков не давали и никогда не дадут полномочий на явный или молчаливый отказ от Крыма. Обсуждая вопросы возврата оккупированных территорий, мы должны вести речь и о Донбассе, и о Крыме, а попытка разрешения проблемы на востоке, без её решения на юге, с высокой степенью вероятности может привести к началу большой Крымской войны.

Мы осознаем, что после принуждения агрессора к миру и полному возврату наших территорий, наступит сложный этап их реинтеграции. От того, насколько успешно он пройдёт, зависит спокойствие на Европейском континенте. Кроме того, мы рассчитываем на реализацию обещаний наших европейских партнёров в вопросе послевоенного возрождения страны. Именно поэтому нам и нашим европейским партнерам необходим рабочий формат для международной экспертизы украинского плана реинтеграции Крыма и Донбасса.

Такой подход требует коренного пересмотра всеми участниками целей переговоров, а также участия в них официальных лиц государств Нормандской группы. При этом статус Российской Федерации, как государства-агрессора, должен ограничивать ее возможности обсуждением графика, а не условий ухода из Крыма и Донбасса. Также очевидно, что упорно навязываемое Россией участия в таких переговорах представителей оккупационных администраций абсолютно неприемлемо и никогда не будет нами принято.

К большому сожалению Президент Украины так и не захотел выпутаться из губительных «минских договоренностей» и предложить стране приемлемый план деоккупации и реинтеграции наших территорий. Многократные усилия Петра Порошенко по продлению действия Закона «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» лишь усугубляют ситуацию. Это позволяет Кремлю реанимировать лживые разговоры о внутренней природе конфликта на Донбассе.

В процессе подготовки украинского плана реинтеграции Крыма и Донбасса наша команда глубоко изучила опыт урегулирования разных по своей природе вооружённых конфликтов, произошедших на планете за последние 50 лет, и пришла к непростым выводам.

Во-первых, чем дольше длится международный вооруженный конфликт, тем больше признаков внутреннего он обретает. В нашем случае на эту задачу ежечасно работают спецслужбы и пропагандистская машина государства-агрессора вместе с пособниками оккупантов.

Во-вторых, сценарий урегулирования копировать не с кого – нет похожих конфликтов и нет одинаковых путей их разрешения.

И, в-третьих, ни в одной стране мира, прошедшей через вооружённый конфликт, формула поствоенного урегулирования никогда не вписывалась в законодательное поле мирного времени. В 100% случаев такие правила писались с «чистого листа» и только для этой цели.

Все это требует от нас концентрации усилий, отказа от многих стереотипов и максимально широкой общественной дискуссии относительно содержания такого плана.

Для того, чтобы оценить сложность стоящей перед всеми нами задачи, достаточно вспомнить, что украинские дети в Крыму и на Донбассе, которым на момент начала оккупации было по 13-14, сегодня уже взрослые, призывного и избирательного возраста. Пять лет их сознание отравлялось оккупантами и предателями. Но эта молодежь – наши граждане и без понимания и терпения прийти к согласию будет очень сложно.

Мы все желаем возврата наших территорий. Но много людей не могут себе ответить на вопрос: «А готов ли я к тому, что война закончится, и мы снова будем жить вместе»?

Поверьте, нашим гражданам по ту сторону линии фронта это представить ещё сложнее.

Главная проблема состоит в том, что не написаны, не обсуждены и не закреплены законами основные правила совместной послевоенной жизни.

К сожалению, меньше всего к реинтеграции территорий готова сегодняшняя украинская власть, занимавшаяся чем угодно, только не возвращением нашей земли и освобождением наших граждан, ставших заложниками оккупантов.

Деоккупация и реинтеграция временно оккупированных территорий Украины – не последовательные этапы, а параллельные взаимосвязанные процессы, которыми необходимо заниматься уже сегодня.

В качестве украинского плана реинтеграции Крыма и Донбасса предлагается разработанная командой «Силы права» программа, являющаяся альтернативой сегодняшней «минской формуле». В основу этой программы положено два законопроекта.

Первый – регулирует вопросы ответственности граждан Украины за преступные действия, совершенные в интересах государства-агрессора на оккупированных территориях. Он опубликован и уже несколько месяцев проходит общественное обсуждение и глубокую правовую экспертизу. Основная задача этого закона – разрушить стену страха, непонимания и ненависти, которую Кремль настойчиво возводит между свободной и оккупированными территориями нашей страны.

Сегодня в Крыму и на оккупированных территориях Донбасса проживает около 6 миллионов наших сограждан. Абсолютное большинство из них не совершали никаких преступлений против своей страны. Они – жертвы вооружённой агрессии и оккупации. Этот закон даёт каждому из них чёткий сигнал – вы нам не враги!

Одновременно предлагается установить специальную систему наказания за преступления против своей страны, совершенные на оккупированных территориях. Разработанный законопроект полностью перекрывает лазейку «минской амнистии» и не позволяет никому уйти от ответственности. Этот закон приводит тяжесть наказания в соответствие с тяжестью преступления.

В соответствии с законопроектом, для совершивших тяжкие преступления, никакого прощения быть не может. Рассчитывать на альтернативное уголовное наказание в виде временного, на пять или десять лет, ограничения прав могут только те, кто под воздействием агрессивной российской пропаганды или давлением жизненных обстоятельств совершил преступления средней или небольшой степени тяжести.

Коренное отличие индивидуальной и добровольной судебной процедуры применения альтернативного уголовного наказания от огульной «минской» амнистии состоит в том, что право на такое альтернативное наказание можно получить лишь признав свою вину и раскаявшись.

Наша команда в этой работе исповедует фундаментальный принцип, заключающийся в том, что окончательная формула эффективного поствоенного урегулирования не может быть навязана извне или продиктована чиновниками и политиками. Она может быть найдена лишь в процессе открытой дискуссии, в которой украинское общество определит, кого наказывать, а кого прощать.

Второй подготовленный законопроект – «О переходном периоде» – призван ответить на многочисленные вопросы о том, как, кем и в какие сроки на освобождаемых территориях будет восстанавливаться украинская власть и нарушенные права наших граждан. В этот закон закладываются алгоритмы решения самых сложных проблем, накопившихся за долгие годы войны и оккупации.

Главная задача переходного периода – вывести миллионы людей из состояния стресса, обеспечить безопасную полноценную жизнь, дать работу, вернуть уверенность в будущем. Мы должны создать условия для возвращения переселенцев, восстановить попранные права украинских граждан и украинского бизнеса. Мы обязаны справедливо наказать виновных.

По сути, оба предлагаемых нами закона содержат те самые правила, по которым мы, все вместе, собираемся налаживать жизнь на освобождаемых территориях.

Достойной целью наших совместных с европейскими партнёрами усилий может стать реализация мощных проектов «Еврорегион Крым» и «Еврорегион Донбасс», основанных на современной экономической модели и новом качестве жизни.

Что же касается статуса этих территорий, то наше глубокое убеждение заключается в том, что на весь переходный период всю полноту ответственности за восстановление мирной жизни людей должна принять на себя центральная украинская власть.

С учётом масштаба проблем и сложности задач, продолжительность переходного периода может составить не менее трех лет. Итогом переходного периода должно стать проведение местных выборов, а для Крыма — также определение, совместно с крымскотатарским народом, его будущего статуса.

Для повышения эффективности действий по реинтеграции освобождаемых регионов, предлагается внести изменения в Закон «О Кабинете министров» и установить, что назначаемые на переходный период главы Донецкой и Луганской областных, Севастопольской городской и Крымской территориальной государственной администрации, одновременно по должности являются членами Кабинета министров Украины в ранге министров правительства. Это существенно ускорит решение проблем этих регионов, накопившихся за годы войны и оккупации.

Опорой государства в этой работе и главным кадровым резервом для восстановления украинской власти на Донбассе и в Крыму являются вынужденные переселенцы и патриоты, выстоявшие в оккупации. Работа с ними – ещё один приоритет нашей команды.

Очевидно, что главный ответ на вопросы вынужденных переселенцев – это возможность вернуться домой, и мы знаем, как надо для этого действовать.

Государству уже сегодня необходимо прекратить дискриминацию переселенцев и обеспечить им реальную помощь в обретении доступного жилья и работы. Поддержка и защита прав вынужденных переселенцев, как одной из наиболее уязвимых групп

Больше читайте на странице Военный кабинет Юлии Тимошенко

Автор: Андрей Сенченко,
украинский политик, общественный и государственный деятель,
Глава Всеукраинского правозащитного движения «Сила права»,
координатор Военного кабинета Юлии Тимошенко

Читайте также
Новая стратегия мира и безопасности: когда закончится война?

Стратегия мира и безопасности: задачи украинской дипломатии

Новая стратегия мира и безопасности: Будапештские гарантии