• 08:00
  • 24 Сентября 2018
  • , 158

К слову о диктаторах, или Почему не важно, кто сменит Путина

албания

Соотечественники называли его харизматиком и няшкой, который поднял страну с колен и вывел ее из Средневековья. О нем говорили, что он вытянул страну из кризиса, развил промышленность, принес счастье во все дома, до которых смог добраться и практически лично искоренил неграмотность и болезни. О нем говорили, что он навел порядок и был настолько мужественен, что его боялся весь мир.

Это все – несмотря на то, что он почти полностью уничтожил в стране оппозицию (либо истребив несогласных, либо полностью подчинив оппонентов себе). Он организовал маленький геноцид в своей стране, уничтожив около семи тысяч человек и, на всякий случай, депортировав еще пятьдесят тысяч. Он вогнал население своей страны в нищету, переведя ее в режим искусственной экономии и блокады. Вдобавок ко всему, лишил людей возможности пользоваться маленькими радостями цивилизации своего времени, поскольку был убежден, что эти радости людям не нужны – они же вражеские.

Он вогнал свою страну в абсолютную международную изоляцию, объявив все страны мира врагами, и застроил всю территорию бункерами. Хотя как раз бункеры – это логично. Когда вокруг одни враги, готовые к нападению, таки надо что-то решать. Почему бы не решить построить бункеры на все оставшееся население, в конце-то концов? Так всестороннего нападения ждать все же поспокойнее.

Он – это Энвер Ходжа, «мимимишный» лидер Албании, истинный ценитель сталинизма, мнивший себя великим. Его величие, к которому он, судя по поведению, слишком привык за все годы своей диктатуры, закончилось бесславно – кровоизлиянием в мозг. И перезахоронением при новой власти – в новую могилу на окраине, без пафоса и надгробной плиты.

Диктаторы всегда заканчивают одинаково – они умирают. Потому что диктаторы – тоже смертны. Весь вопрос только в том, что остается после них. После Ходжи Албания, например, очухаться до конца не может до сих пор.

Информационная изоляция и создание картины мира с четким делением «свои-чужие» – один из самых эффективных инструментов тоталитарных режимов. Любых. Народ верит, что живет так, как живет, не потому что власть плохая. А потому что их, своих и хороших, постоянно осаждают злые враги, происки которых мешают торжеству благости и благополучия. Народ сплоченно работает на преодоление козней коварных внешних врагов и не трогает хороших своих. Всем хорошо. Народ – делом занят, своих во власти не трогает. И несуществующим врагам еще есть к чему стремиться, благо, поле для диверсий бесконечно. Вот Советский Союз этим инструментом активно пользовался. Россия тоже очень старательно применяет его к месту и не к месту. Но вершин мастерства она еще не достигла. Маленькая балканская страна в этом деле все еще остается намного талантливее.

Примечание: Диктатор Энвер Ходжа, рассорившись в середине прошлого века сначала с капиталистами, а затем с коммунистами, заявил, что Албания – враг для всего мира. И начал ждать нападения. Поэтому решил буквально превратить страну в один большой укрепрайон. Для этого всю территорию застроили бункерами (на фото), сооружение которых продолжалось (с небольшими перерывами) почти двадцать лет, с 1967-го по 1986-й годы. Но на Албанию так никто и не напал. А сам бункер стал идеальной метафорой страны времен диктатора, словно засевшей в бетонной коробке и смотревшей на мир через узкую прорезь бойницы.

Автор: Евгения Мазур