• 10:15
  • 22 Октября 2018
  • , 262

Испытание расстоянием, – переселенка из оккупированного Луганска

photo

Моя семья там. А я здесь.

Когда моей маме делали операцию, я не смогла приехать и поддержать ее, не смогла привезти гостинцев ей в больницу, не смогла отпаивать ее горячим чаем дома и поправлять одеяло на ее груди. Она была совсем одна, за исключением редких визитов подруг и коллег по работе. Моя бабушка тоже не смогла ее навещать, потому что сидела с внучкой, которую не на кого было оставить, так как ее родители вкалывают на работе, чтобы хоть как-то прокормить семью. От этого мне становилось еще хуже, я возненавидела себя, ведь стала думать, что я плохая дочь.

Только подумав, что хуже ситуации не придумаешь, как в рану вновь подсыпал соли – папа… Мой папа ушел на пенсию в 2014 году, когда Майдан вошел в активную фазу. Он не успел оформить пенсию «при Украине» (как прийнято говорить у местных), потому что шахта не заплатила пеню за последний месяц. Что делать дальше? Мы ждали. В надежде, что что-нибудь прояснится. В Луганске начали захватывать первые городские администрации, затем на улицах появились вооруженные люди в балаклавах, проблема с пенсией ушла на второй план. После – референдум, вхождение в рублевую зону – события развивались слишком стремительно, как в одном из американских боевиков.

Помню протесты под зданием СБУ в Луганске. Напротив находился мой универ и общага. По утрам – песни о великой победе, репертуар группы «Любэ» – любимчиков Путина, и куча непонятных тел. Мы с сестрой решили посмотреть на так называемых «защитников русского мира» лично, поэтому пошли вечером после занятий. Затея была не из лучших. Не преодолев и ста метров, к нам подошел пьяный бородатый дядя с автоматом за спиной и промусолил: «Вы за кого? За нас или за укропов?». Я стояла как вкопанная, не в силах произнести ни слова. Сестра на выдохе процедила – за вас… Как только он получил то, что хотел и скрылся из виду – мы поспешили обратно, коря себя за такой необдуманный поступок.

Тем не менее вопрос с пенсией решился. Теперь это была пенсия от «лнр». В рублях, конечно же. Сложно было переформатироваться на другую валюту. Особенно мне, человеку, который никогда на тот момент не был заграницей. По трупам местного населения нам везли валюту. В воздухе пахло «русским миром»… Выбор был между смертью от голода и выживанием за счет Кремля. Не сказать, что второй вариант привлекал больше, но дожить до момента, когда над Донбассом будет развеваться украинский флаг – очень хотелось. Так мы стали узниками папиной пенсии и оборвали себе пути отхода.

Вы спросите, что же такого сделал мой папа и почему я так долго к этому вела? Все просто – вы должны были узнать предысторию, чтобы понять. Я люблю своего папу, но я его не понимаю. После выхода на пенсию он потерял интерес к жизни полностью. Все, что его интересует, находится на дне стакана. По его словам, для жизни ему полностью хватает пенсии, так зачем работать за копеечную зарплату, если можно просто расслабиться и смириться с происходящим?

А все потому, что это место – тлен. Там, в так называемой «лнр», не осталось ничего, кроме тоски и отчаяния. Но даже в таком омертвевшем месте можно найти лучик света и ухватиться за него как за соломинку. Так сделала моя мама. Она не смирилась. Отчаянно пытается жить и верит, что когда-то сможет не переживать о завтрашнем дне, а будет уверена, что он наступит и все будет хорошо. Что будет мир, никакого комендантского часа, что будут адекватные цены на еду, стабильный доход, а связь не будет пропадать через раз. Она хочет, чтобы можно было сесть на поезд в Луганске и на следующий день быть уже в гостях у дочки. А я хочу, чтобы моя мама ни в чем не нуждалась, а папа от отчаяния не спивался.

Но это не так. Мама болеет. А папа пьет. Я не могу их забрать к себе, потому что не потяну. Не могу отправить денег на лечение, не могу родного папу убедить в том, что ничем хорошим его алкоголизм не закончится. Расстояние убивает нас. А война убивает их изнутри. И еще больнее осознавать то, что ты не в силах что-либо изменить. А сколько еще таких семей, столкнувшихся с такой проблемой в Луганске и Донецке? Если вы читаете это – поговорите со своими близкими по ту сторону, подставьте им свое плечо и выслушайте их проблемы. Для них это важно. Им это просто необходимо.

Автор: Надежда Федорова