• 15:23
  • 20 Ноября 2018
  • , 92

Игра с шулерами: о новом рычаге давления Путина на Украину

20181120_блог

Когда российские власти только оккупировали Крым и начали боевые действия на Донбассе, то быстро просекли необходимость наличия дополнительных рычагов давления на Украину, чтобы умело переводить внимание с двух вышеупомянутых преступлений.

И к их счастью (и нашему огромному сожалению), эти механизмы Кремль нашел достаточно быстро. После этого, как опытные картежники-шулеры, они достают из рукава все новые и новые козыри, чтобы пытаться использовать их против Украины.

Вот, например, путинцы умело отыграли номер под названием так называемые «выборы» на временно оккупированных территориях Донбасса. Тянули его долго, нудно, то обостряя ситуацию, то успокаивая её. Но развязка таки наступила – Денис Пушилин стал главарем так называемой «Донецкой народной республики», Леонид Пасечник возглавил террористов так называемой «Луганской народной республики», а Кремль, наверное неожиданно для «ДНР» и «ЛНР», технично слился.

Теперь эта «электоральная» карта отыграна, но российские власти быстро отыскали в своей колоде новую. Как вы догадываетесь, она снова связана с событиями в Крыму и на Донбассе – это обмен пленными между Украиной и Россией.

Эту тему подняли во время визита российского президента Путина в Сингапур. К тому же, журналист, спрашивая у хозяина Кремля об обмене «всех на всех» между Украиной и Россией, назвал удерживаемых лиц «военнопленными». И на сайте Кремля, который опубликовал стенограмму пресс-конференции, эта формулировка осталась. Это получается, что эпоха «ихтамнет» ушла в прошлое и официальная Москва признала таки, что на Донбассе воюют российские военные?

Но вернемся к ответу Путина, в котором также есть интересные нюансы.

«Это правильная формула: «всех на всех». К сожалению, происходит нечто другое. Дело в том, что украинские власти объявляют часть людей, которые удерживаются в киевских тюрьмах, в различных учреждениях и просто без суда содержатся, – их объявляют уголовными преступниками, которые подверглись процедуре уголовного преследования в рамках действующего в Украине закона, и они выводятся за рамки количества обмениваемых лиц – вот и всё. И конечно, представители Донбасса с этим не согласны. Они с таким же успехом могут провести через свои судебные процедуры кого угодно и тоже вывести их за рамки тех, на кого нужно менять. В этом всё и дело», – сказал российский президент.

А теперь внимательно перечитайте вот эти слова Путина: «украинские власти объявляют часть людей, которые удерживаются в киевских тюрьмах, в различных учреждениях и просто без суда содержатся, – их объявляют уголовными преступниками, которые подверглись процедуре уголовного преследования в рамках действующего в Украине закона, и они выводятся за рамки количества обмениваемых лиц – вот и всё».

Перечитали? А теперь поменяйте слова «украинские власти» на «российские власти», «киевских тюрьмах» на «российских тюрьмах», а «действующего в Украине закона» на «действующего в России закона» – и посмотрите, что получилось. Не напоминает, к примеру, дело Сенцова и объяснения властей РФ о якобы законности его преследования и тюремного заключения?

Кремль снова играет в игру «это – не мы, это – вы». «Это мы начали боевые действия на Донбассе? Нет, это вы начали. Это мы оккупировали Крым? Да это сами крымчане так решили на референдуме, а мы просто не могли не считаться с их волеизъявлением и желанием».

И так далее, и так далее. Лживые отмазки якобы одной из ведущих стран мира на уровне двоечников в начальных классах не самых успешных школ.

Путину уже жестко ответила первый заместитель председателя Верховной Рады, представитель Украины в гуманитарной подгруппе Трехсторонней контактной группы в Минске Ирина Геращенко.

«Украина уже полгода ждет от Путина и от России не голословных заявлений, а конкретного ответа на конкретные предложения – «всех на всех». Хочу отметить, что ни на каких переговорах от России не звучало никакого интереса ни к одному россиянину», – сказала она.

Геращенко отметила, что Украина готова отдать всех россиян, задержанных и осужденных в Украине, в обмен на освобождение украинских политзаключенных Кремля.

«Речь (также – ред.) идет о наших военнослужащих (в тюрьмах на временно оккупированных территориях Донбасса – ред.): там и женщины, и журналисты… Все эти граждане в течение всех этих лет включались Украиной в списки с требованием освободить их… И на вопрос: «Почему марионетки Кремля их вычеркивают», у меня есть один ответ – они осознают героизм этих людей и их ценность для Украины. Поэтому и шантажируют Украину. Пока не видно ни одного положительного сигнала от России по сдвигу в вопросе освобождения заложников и политзаключенных. Я не исключаю, что Путин может использовать это как козырь накануне украинских выборов, отдав политзаключенных Кремля лояльным к нему людям. Или этот вопрос вообще будет им заморожен до выборов», – допустила она.

А вообще, слова Путина об обмене между Россией и Украиной, скорее всего, были произнесены из-за одного человека – Олега Сенцова.

145 дней голодовки точно не прошли бесследно для его здоровья и, несмотря на то, что Олег уже принимает пищу, ему нужно лечение – и конечно хорошо было бы, чтобы его ставили на ноги не российские тюремные медики.

«Сам я чувствую себя лучше, чем месяц назад, намного. Анализы, конечно, еще не хорошие, но уже и не плохие, как раньше. Капать тоже в конце прошлой недели перестали, наконец-то. Теперь, в основном, диета, наблюдения и так, таблетки по мелочам. Так что не беспокойтесь там особо – я выжил», – писал Сенцов в письме от 29 октября.

Несмотря на это и российские, и украинские власти прекрасно понимают, что Олега нужно менять. В первую очередь, из-за гуманистических соображений. И вот здесь Путин, которому похоже все человеческое чуждо, может заломить высокую цену в лице того, кого он захочет взамен.

Вот и посмотрим, насколько важен для Кремля их пропагандист Кирилл Вышинский из «РИА Новости – Украина». Его неоднократно рассматривали в качестве человека, которого российские власти попросят в обмен на Сенцова.


Автор: Александр Кошелев
Фото: Крым.Реалии | Обмен пленными, 17 сентября 2016 года