• 17:10
  • 23 Июня 2018
  • , 607

Еще раз о цене войны

«22 июня, ровно в четыре часа, Киев бомбили, нам объявили, что началася война…»
Слова из популярной песни военных лет

Примечательно, что за точку отсчета в песне взят именно Киев. Да, его действительно бомбили, как и другие города. Но в народном сознании Киев навсегда остался некой устойчивой ассоциацией: раз бомбили Киев, значит, действительно война.

Всегда существовал, пусть и незадаваемый, но вопрос: а могли НЕ бомбить? Ответ тоже существовал всегда: конечно, могли, если бы доблестная Красная Армия 22 июня все-таки была реальным защитником своего народа, а не странным образованием людей

23 июня 1941, горе и плач – жители покидают свои разрушенные дома

23 июня 1941, горе и плач – жители покидают свои разрушенные дома

Фактов «удивительного» поведения военных подразделений Рабоче-крестьянской Красной армии в первый день войны на территории тогдашнего СССР множество. И прицельный расстрел солдатских казарм с мирно спящим личным составом, и демонстративно-показательное уничтожение «мирно спящих» аэродромов со всем, что на них находится, и полная беспомощность командного состава в контексте абсолютного информационного вакуума…

На вопрос «а почему так?» долгие годы отвечали «а был приказ – на провокации не поддаваться и огня не открывать».

Чего только стоили «чудеса» на Западной границе СССР, приведшие к катастрофическому разгрому кадровых частей Красной армии. А «удивительное» управление войсками командующим Западным округом генералом Павловым, а генерал Жуков, который просто РАСПЛАКЛАСЯ после гневного вопроса Сталина… И в этот ряд «чудес» также вписывается действительно фантасмагорическая картина: над гаванями Либавы в 3 часа утра 22 июня 1941 года бомбардировщики с крестами медленно плывут в рассветном небе и разгружают свои бомболюки, а краснофлотцы на кораблях молча наблюдают за этим процессом, поскольку объявить боевую тревогу не посмели. Лишь единственный офицер в Либаве, старший лейтенант Рябухин, командир 503-й зенитной батареи, на которую сыпались бомбы, нарушил приказ командующего Балтийским флотом и дал команду своей батарее открыть огонь по немецким бомбардировщикам. Ай-ай-ай, какой нехороший мальчик, недоглядели, не убрали вовремя… Так вот, самоволием старшего лейтенанта Рябухина Краснознамённый Балтийский флот и вступил в войну с германским фашизмом.

фото2

Были и еще случаи «волюнтаристского» героизма – на суше и на море, были действительно героические пограничники, которые «дрались как львы» в гордом одиночестве до последнего патрона, поскольку на помощь НИКТО приходить не собирался (да и не мог в принципе).

Автору этих строк довелось в 80-х годах прошлого века служить в пограничных войсках в Молдавии на границе с Румынией. Нам несколько раз рассказывали в деталях, как воевала наша погранзастава в городе Унгены на реке Прут. Там был стратегический железнодорожный мост, поэтому застава была усиленной, обладала солидным вооружением и боезапасом. Ребята держались почти НЕДЕЛЮ, несмотря на артобстрелы и бомбардировки. Правда, в качестве противника были «отважные» румыны, а они, как известно, вояки еще те. Дело доходило до контратак с захватом плацдарма та стороне противника, но – увы… Пограничников уничтожили, обойдя с флангов. Почему? А потому что НЕ БЫЛО никого – ни справа, ни слева. За день до начала войны большинство погранзастав просто ушли с охраняемых позиций, ушли в спешке, сняв проволочные заграждения и разминировав подъездные пути.

Об этом написано много, разгорались дискуссии «апологетов и ниспровергаторов». Но я лично помню те места и могу сказать однозначно: при соответствующем взаимодействии там вообще никакие румыны минимум месяц вообще бы не высовывались. Так что воевали как-то так – а за что? Ах, ну да, нас же всех хотели поголовно истребить, изничтожить, чтобы арийская нация жила на наших землях и процветала. Действительно хотели?

Рискую вызвать волну критики, но все-таки не будем ссылаться на неизвестно в каком виде существовавший план «Ост».

Есть более, так сказать, «прагматические» документы. Например, докладная записка начальника управления внешней политики НСДАП и рейхминистра по делам восточных территорий Альфреда Розенберга от 2.04.1941. Там есть очень интересный раздел относительно Украины. Текст, по-моему, стоит того, чтобы его процитировать полностью:

фото3

«Украинский народ на протяжении многих веков находился в постоянной борьбе против поляков и русских. Первый город, основанный викингами, изначально являлся подлинной столицей всей Русской империи и был лишь намного позже потеснён Москвой. Великороссы оказались численно сильней и во многом стойче, кроме того, начиная с XVIII века они стали всё шире привлекать к руководству немцев, так что все договоры, предусматривавшие равноправие русских и украинцев, могли безнаказанно нарушаться Москвой. С исторической точки зрения, уже в давние времена существовала постоянная связь с Центральной Европой через Кавказ, территорию сегодняшней Украины, и народам этих пространств всегда удавалось найти общий язык. Так и после краха 1918 года украинское руководство сделало Верховному командованию вермахта предложение не возвращать войска домой, а принять украинское гражданство и задействовать немецких солдат на Украине против Москвы и большевизма. Для столь масштабных планов на тот момент не хватило политической решимости, и Украина, до этого уже занятая немецкими войсками, стала жертвой еврейско-большевистского террора. Украинский народ насчитывает примерно 44 миллиона человек, и, не претендуя на единственно верное определение его численности, можно безо всякого сомнения сказать, что наряду с великороссами украинцы представляют собой наиболее сильный противоборствующий элемент. По отношению к Украине должны быть сформулированы иные политические цели, нежели в Остзейских провинциях. Если применительно к последним приходится говорить об определённой форме немецкого протектората, то здесь необходимо со всем упорством добиваться создания независимого украинского государства, которое будет находиться в тесном, неразрывном союзе с Германским рейхом. Чтобы достичь этого, вермахт и политическое руководство должны с самого начала подчеркнуть, что немцы и украинцы никогда не вели войн друг против друга, что по отношению к украинцам всегда были и выражались симпатии, но русский царизм не позволял осуществлять политическое сотрудничество.

Историческое обоснование этого взгляда было дано нижеподписавшимся 13 лет назад в специальном издании журнала «Мировая борьба» в статье «Украина — узловая точка мировой политики». При вводе войск на Украину необходимо быть готовыми к наихудшему. Обстановку там нельзя сравнить ни с одной из западноевропейских стран. Бывшая интеллигенция, надо полагать, по большей части расстреляна или замучена голодом, а другие слои населения 20 лет ничего не видели и не слышали о Западной Европе. Обобществление материальных благ и коллективизация крестьянства наверняка чрезвычайно сильно подавили имевшийся у украинцев инстинкт самостоятельности.

Ранее украинец отличался от московитов своим представлением о собственности. Если московиты изначально были коллективистски ориентированы на общинное землевладение, то украинцы всегда отстаивали личную крестьянскую собственность. Это определяющее понимание собственности естественным образом формирует народный характер иначе и, в конечном счёте, и вовсе является проявлением жизневосприятия, отличного от того, которое было характерно для Москвы. Таким образом, работа по созданию такого независимого украинского государства предполагает дальнейшее культивирование украинского языка, на введение которого в конечном итоге был вынужден пойти Советский Союз.

В сфере украинского школьного и высшего образования будет необходимо сделать всё возможное, чтобы шаг за шагом менять мышление простого народа и фокусировать его на собственной государственности и союзе с немецкой нацией. Чтобы отыскать путь к душе украинского народа, одними из наипервейших мероприятий должны стать основание большого украинского университета в Киеве, развитие украинской письменности и украинского искусства в целом. Для Германии же Украина в первую очередь важна в качестве большой житницы Европы. Здесь мы также столкнёмся с большой разрухой, и поскольку трактор, как государственная собственность, заменил тягловый скот и лошадей, всё будет зависеть от того, будет ли у нас в распоряжении необходимое количество нефти, чтобы поддержать производство. Этот вопрос, в свою очередь, тесно связан с оккупацией областей Дона и Кавказа.

Итак, решающим вопросом остаётся энергичное и целеустремлённое увеличение производства хлеба на огромных украинских просторах; для решения столь масштабной задачи, которая при определённых обстоятельствах может сыграть решающую роль в судьбе Великого германского рейха, в качестве помощника политического руководства должен быть задействован первоклассный специалист.

Что касается валюты, то нужно отказаться как от немецкой марки, так и от русского рубля. Исходя из выше описанных политико-психологических соображений, необходимо будет, возможно по истечении определённого переходного периода, ввести привязанный к марке украинский карбованец».

И еще один нюанс – очень уж примечательный:

«Политической задачей на этой территории может стать содействие росту национальной самобытности, возможно, вплоть до создания суверенного государства, которое могло бы либо самостоятельно, либо во взаимодействии с Доном и Кавказом в форме Черноморского союза осуществлять постоянное сдерживание Москвы и гарантировать безопасность с востока для большого немецкого жизненного пространства. С экономической точки зрения этот район мог бы одновременно выполнять функции крупной сырьевой базы и вспомогательного источника продовольственного снабжения для Великого германского рейха. К той части, что в СССР принято считать чисто украинской, также можно было бы присоединить приграничные районы русского центра, — как уже было сказано — чтобы ослабить его и одновременно поддерживать постоянную конфронтацию. В данном случае речь может идти о части Курского и Воронежского административных округов.

На достижение этой политической цели позже должно быть также сориентировано административное и экономические обустройство всей этой территории».

Такая вот судьба готовилась Украине в 1941 году, естественно ВНЕ Советского Союза. Можно к этому относиться по-разному, но задуматься об этом стоит…

Автор: Владимир Владимирович