• 14:30
  • 13 Августа 2018
  • , 168

Доброволец: О возвращении к мирной жизни, или Кто такие воины и что с ними делать

правый сектор

Тема возвращения с войны – болезненная и часто непонятная. Нет, ну самим бойцам все предельно ясно: ушел, повоевал, вернулся. Все норм. Но вернулся – совсем другой. Все знают, почему так, но единицы знают, что с этим делать.

Так вот. О возвращении с войны.

Вся заковыка в том, что оттуда никто не возвращается. Тело приезжает, ходит, о чем-то говорит, что-то делает… Но это – оболочка. Сам человек остался на войне. Либо он возвращается, но уже другим.

Я уже два года как не на фронте. Но все еще от фейерверков дергаюсь, вслушиваясь в гром и считаю секунды, не хожу по тропинкам – там может быть заминировано. Сплю с включенным светильником, потому что «накрывает».

И что же делать? Здесь у каждого свой рецепт счастья. Кто-то становится искателем портала в Нарнию и заливается алкоголем, глотает-курит-колет-нюхает какую-то дрянь. Потом начинает себя жалеть и обвинять всех в том, что «его никто не понимает и он одинокий». Но проблема – в нем самом. Не в понимании или непонимании окружающих. Пошел родину защищать? Ок, молодец. Строитель ведь не кричит жильцам дома: «Я его построил и теперь вы все мне должны и обязаны!». Так с какого морального побуждения люди должны терпеть заскоки того, у которого не хватает духу или силы воли признать, что с ним произошло, смириться и жить дальше? В конце концов, к психологу пойти. Ведь, болит зуб – идешь к стоматологу. Так и здесь. Смысл терпеть? Вот здесь замечу, психолога с психиатром не путать. Хотя если долго тянуть, временные проблемы станут хроническими, и уже просто словом не помочь.

Кроме того, никто не запрещает заняться тем, что тебе интересно. А если не умеешь – найди тех, кто научит, не знаешь с чего начать – тех, кто подскажет. Сейчас вообще нет никаких проблем с тем, чтобы занять себя каким-нибудь делом. Например, начать бизнес или тренировать кого-нибудь. Большинство ветеранов постоянно на связи друг с другом, если возникает проблема – они дружно ее решают.

Чтобы улучшить свою жизнь и жизнь близких, нужно решиться изменить что-то в себе и в своей жизни. Оно, конечно, легче лежать бухим на диване и стонать, что все козлы, а власть ничего не хочет давать. Так она и не даст – надо самому поднимать филейную часть и что-то делать. Жалость – плохой советчик, помощник из нее вообще никакой.

С войны так просто не возвращаются. Война не отпускает. Мы пытаемся втянуться в игру под названием «гражданка», но душа у многих остается там, в окопах.

Ты никогда не будешь прежним. Но, говорят, что вернуться с окопов возможно. Говорят, что у кого-то даже получилось. Я еще в пути. И бывает действительно тяжело. Но буду я последним х*йлом, если не попытаюсь.

Автор: Михаил Лупейко,
УБД