• 13:37
  • 03 Января 2019
  • , 322

Диалог, примирение, мир: простые слова и сложные эмоции

блог20190103

Диалог и примирение народа, без которых невозможны ни окончание войны, ни восстановление мира, ни возвращение оккупированных территорий Донбасса и Крыма, на данный момент не являются первоочередными задачами в Украине. Как ни странно, в то время, как российская пропаганда говорит о «самостоятельности» части Донецкой и Луганской областей и Крыма, в украинском медиапространстве вместо призывов к объединению всё чаще звучит тезис: «Все, кто говорит о примирении и мире – предатели».

Ни один нормальный человек не хочет войны, крови, разрушений и прочих бед, приносимых войной. Тем не менее, в современной Украине за фразу «Я – за мир» уже вполне могут и избить. Но в чём истинная причина такой агрессии? Может быть, в том, что пропаганда исказила истинный смысл слов, придав им оттенок «предательства»?

Украинец / украинка хотят, чтобы:
• прекратилась война;
• перестали гибнуть военные и мирное население;
• восстановилась экономика;
• в Украине воцарился мир.

Они – предатели, потому что хотят мирно жить в мирной стране?

Отслеживая посты и комментарии в социальных сетях, можно заметить, что «патриотически настроенные» граждане после слов оппонента «Я за мир» даже не дают себе труда вникнуть в контекст фразы, для них этот человек уже предатель и враг. Дело в том, что пропагандисты внушили украинцам ненависть вовсе не к этим простым словам, а к тому, что они якобы подразумевают. Дескать, это «будет мир на условиях оккупанта». И, хотя любой продолжительный вооружённый конфликт в истории заканчивался взаимными уступками и компромиссом, речь совсем не о том, чтобы просто сдаться России и принять её условия. Это простая фраза с простым смыслом, без двойного дна.

Не меньше агрессии вызывает слово «диалог». Мол, «с кем говорить-то, с Россией или с боевиками»? Во-первых, хорошо бы – с Россией, потому что такие переговоры означали бы, что страна-агрессор, публично принимая участие в переговорах, признаёт себя стороной конфликта, и тогда ей пришлось бы признать все свои преступления и отвечать за них. А во-вторых, никаких «боевиков» нет, а есть российская армия и российские наёмники.

На мой взгляд, диалог должен происходить внутри народа. Россия, увы, хорошо рассчитала свой удар, потому что знала, куда бить – ведь в Украине, к сожалению, нет единства, иначе пропагандистам страны-агрессора не удалось бы так легко внушить части украинцев мысль о том, что в войне на Донбассе и в оккупации Крыма якобы виновато мирное население этих территорий. Недавно крымская татарка во время интервью рассказала о том, что в 2010 году ездила во Львов, где местные жители спросили у неё, «какие в Крыму паспорта» – российские или украинские? До оккупации полуострова оставалось три года… Очевидно, что семена раздора упали в плодородную почву.

Между тем, разговаривать друг с другом нам придётся, и придётся жить в одной стране после нашей Победы, на которую мы все надеемся и которой ждём. Но вот возможна ли победа в стране, где часть населения настроена против другой части?

В Украине искусственно раздуваются противоречия по всем возможным и невозможным поводам: религия, политика, язык, сексуальная ориентация, гражданская позиция, и даже национальные традиции. Но, к сожалению, те, кто мнит себя патриотом и берёт оружие или дубинку, чтобы «бороться» с теми, кто придерживается иной точки зрения, делают для продолжения российской агрессии против Украины гораздо больше чем те, кто настаивает на диалоге и примирении.

А вот слово «примирение» действует на определённую часть украинцев, как красная тряпка на быка. Опять-таки, пропаганда ежедневно пытается убедить украинский народ в том, что под примирением якобы подразумевается братание с оккупантами, тогда как речь идёт о восстановлении связей, о примирении украинского народа. Для людей, которые совершили преступления, в Уголовном Кодексе существует достаточно статей. Кстати, преступления, связанные с вооружённым конфликтом, совершаются на всей территории Украины, и, если такое преступление совершил житель, скажем, Тернополя, Ужгорода или Львова, это не означает, что данные регионы населены сепаратистами.

Также важно и прощение – украинцы должны простить друг друга за взаимное недоверие, оскорбления, ложные обвинения, за ненависть и неприятие, за сопротивление объединению страны. За проклятия и отрицание факта, что мы – один украинский народ от Донбасса и Крыма до Львова. Простить и двигаться дальше. Время не ждёт, и, пока в Украине идёт война, часть населения гибнет вследствие войны, часть – пытается выжить, а часть – в поисках лучшей доли покидает страну, – мир не стоит на месте. Не хотелось бы, чтобы Украина из-за невозможности примирить собственный народ была отброшена в развитии на десятилетия назад…

Для того, чтобы понять и по-настоящему (может быть, впервые в истории нашей страны) принять друг друга, необходимо слушать друг друга. Слушать и слышать. Именно это я и называю диалогом.

Почему важен диалог на уровне народа, почему необходимы общественные площадки для такого диалога, почему Украине необходима помощь конфликтологов и кризисных психологов? Потому что, сколько бы чиновники и политики ни говорили о санкциях против России, об укреплении армии, о планах и перспективах, прекращение вооружённого конфликта и восстановление мира возможны только в стране, которая знает, за что борется против агрессора. В конечном счёте, за мир. За то, чтобы в Украину вернулся мир.

Автор: Марина Курапцева
Фото: Patrick Robinson | Unsplash