Юрий Луканов: Ужасы Крыма – это то, что может быть с нами всеми при власти Путина

  • 09:49
  • 12 Июня 2018
  • , 395
Юрий Луканов: Ужасы Крыма – это то, что может быть с нами всеми при власти Путина

Россия не просто так прессовала журналистов в Крыму. Это было начало «большого плана» по обузданию Украины. И план этот реализован лишь частично – вместо восьми областей, которые должны были составить так называемую «Новороссию», они оторвали от Украины Крым и частичку Донбасса. Остальные области Украина сумела защитить.

В интервью «Черноморке» журналист и автор книги «Прессовочная машина: как Россия уничтожала свободу слова в Крыму» Юрий Луканов рассказал о том, как и зачем «русский мир» воюет со свободной прессой.

ф2

Какова цель написания книги?

Россия применяла целую систему средств, сделала ряд системных шагов, чтобы уничтожить свободу слова в оккупированном Крыму. Когда я там был во время аннексии (а я освещал те события), все выглядело как случайность: просто какой-то дурак не любит прессу, взбесился и кого-то побил, или кто-то по собственной глупости не пускает журналиста к источникам информации.

А когда собрался массив информации – пришло осознание, что это не случайно. Что это сознательная работа по запугиванию, обузданию журналистов, выдавливанию их из Крыма. Те ужасы, которые описаны в книге, эта система давления – это та картинка, которая была бы реализована, если бы Путину удался его план по созданию «Новороссии». Если бы он отгрыз 8 областей, как планировал, это имело бы куда большее влияние на Украину, чем раньше – мы тоже строили бы полицейское государство.

У нас с одной стороны – идет война, в эфире об этом рассказывают. Но с другой – половина украинцев живет будто на Марсе – война их не касается, они об этом не знают. Так надо нам чаще об этом напоминать. Моя книга является именно таким напоминанием и предостережением: если придет Путин – будете жить, как в России.

ф3

Темы, не вошедшие в книгу… Что еще надо рассказывать о Крыме? Кроме свободы слова – на что ведет наступление оккупационная Россия?

Журналисты – это лишь небольшая прослойка тех, кто подвергается репрессиям. Именно против них все это ведется жестко – чтобы они не рассказывали правду о том, что делается в Крыму.

Там прессуют и крымских татар, и диссидентов – в частности, Балуха, фермера, который не боялся вывешивать украинский флаг и попал за решетку. И еще многих. Обо всем этом нужно рассказать.

Надо рассказывать о милитаризации Крыма. Когда Украина обрела независимость, ей в Крыму достались земли министерства обороны СССР. Украинское министерство обороны освободилось от двух третей этих земель, они были проданы или переданы в собственность другим юридическим лицам. После незаконной аннексии Крыма Россия грубо эти земли вернула обратно. Спрашивается: для чего? Ясно, что не для того, чтобы строить там детские площадки. Она милитаризует Крым. Нельзя исключать, что разместит там ядерное оружие. И нам надо отслеживать это и обнародовать информацию.

ф4

Кроме того, у нас уникальное волонтерское движение в Украине. Это уникальное явление. И первые волонтеры – были в Крыму. У меня есть мысль написать об этом волонтерском движении. Правда, опрашивать надо будет гораздо больше людей. И какая-то часть там будет – о Крыме.

Вы во время презентации книги много вспоминали об элементах запугивания России, «методы», которые похожи и в Крыму, и на Донбассе. Какие это «методы»? Как происходят эти запугивания?

Там целый спектр. От такого «мягкого» недопущения к источникам информации. Например, меня, когда я пришел к правительственному кварталу, окруженного так называемой «самообороной», приняли за российского журналиста. Я нашел там передающую машину международной телекомпании «Мир», где можно было делать стендапы и так далее, и где работали исключительно российские журналисты, которые могли спокойно также заходить в парламент. Это было на следующий день, когда «зеленые человечки» вышли на улицы. Вот это была «мягкая» форма – больше, кроме русских, просто никого туда не допускали.

ф5

А грубая форма, когда группа журналистов приехала освещать захват украинской части в Севастополе, и их грубо избили. А потом – еще и догнали, перехватили. Известному журналисту Цаплиенко поломали 6 ребер. Оператору Дедову сломали два ребра, и они разбили легкое. Ему делали операцию.

Преследования, слежки – это тоже используют. За корреспондентом «Радио Свобода» Николаем Семеной целая группа следила – с ума сойти, сколько денег на это потратили. В конечном итоге он за свои публикации получил два с половиной года условно. То есть – это целый комплекс мероприятий для запугивания, преследования, увольнения с работы, чтобы не допустить распространения правды.

ф6

А уничтожение украинских СМИ, возможно, расскажите, как это было?

Например, телеканал «Черноморка» – сначала отключили от эфира, затем подали в суд за какие-то якобы долги, хотя реальные долги там были мизерные, их можно было спокойно оплатить. И когда судебное постановление еще не вступило в силу – приехали судебные исполнители, грубо забросили оборудование в грузовик – оно все поломалось. И когда потом «Черноморка» выиграла апелляцию, то оборудование ей вернули, однако использовать его уже было нельзя. В конце концов, «Черноморка» переехала в Киев.

Центр журналистских расследований Валентины Самар в то время также находился в помещении «Черноморки» – их оборудование так же вывезли, хотя они никакого юридического отношения к «Черноморке» не имели, но пострадали – тоже.

В Центр журналистских расследований 1 марта приперлись – другого слова и не подберу – некие Кнырик и Веселовский, деятели «русской весны», которые провели наглую пресс-конференцию, где рассказали: «если будете правильно работать – готовы вас поддержать». То есть, тоже такой элемент запугивания.

ф7

Вашу книгу в том числе рассматривают и как готовое свидетельство для суда. Вы ее писали больше для мира, чтобы люди узнали обо всем, что делалось в Крыму, или же как свидетельство?

Она, конечно, может использоваться в суде. Но книга – не судебный документ. В первую очередь она ориентирована на читателя. Это такие лонгрид, там очень много деталей, интересных в том числе и массовому читателю, – я пытался именно так сделать, чтобы привести истории журналистов как можно подробнее, но в то же время так, чтобы они были интересны и массовому читателю.

Ваша книга некоммерческая, документальная. Стоит ли писать более художественные книги, чтобы рассказать миру о Крыме?

Одно другому не мешает. Надо писать и документальные, и художественные.

Я – все-таки журналист. Хотя и написал несколько произведений, но не о Крыме, о войне на Донбассе.

ф8

Вам лично поступали угрозы, в том числе – и после выхода книги? Были случаи препятствования профессиональной деятельности?

Пока не было угроз. Внесли ли в какие-то списки – не знаю. Надо пересечь границу. Но я в Россию не езжу.

На одной конференции один «деятель», очень умело, стоит отдать ему должное с точки зрения психологических воздействий, убеждал меня, чтобы я ездил на российское телевидение. Был «мальчиком для битья». Он намекал, что это будет оплачено. Но я не ездил. Во-первых, меня могут там посадить по статье «за призывы против нарушения территориальной целостности России», мою книгу можно расценить так. Во-вторых, съездить туда – это себя не уважать. Они используют украинцев для того, чтобы демонстрировать якобы объективность, но де-факто они там легализуют ложь, которая льется из путинского телевизора.

ф9

Каково ваше мнение относительно тезиса, что драматически падает интерес к крымскому вопросу в украинском обществе и в мире?

Это объективно, потому что на Донбассе война идет. Там убивают людей. В Крыму – не убивают. Поэтому в медиа больший интерес к Донбассу.

Но это «прокол» наших СМИ, что они меньше внимания уделяют Крыму. Потому что эти два вопроса – неразделимы, Донбасс и Крым.

Кстати, очень хорошо, что сейчас вернулись американцы в процесс урегулирования украинско-российских отношений. И они очень жестко ставят вопрос – русские должны вернуть Крым, вывести войска из Донбасса, и только после этого будут сняты санкции. Это очень правильно, раньше такого не было.

ф10

Как должны бы действовать украинские журналисты?

Ездить в Крым. Конечно, минимизировать риски. Проходить тренинги, как это делается, потому что есть специальные правила. Но ездить надо, однозначно.

Автор: Марьяна Божевич
Фото: Эдуард Крижановский

Смотрите также в эфире нашего проекта #ВажливоPRO – журналист, медиаэксперт Юрий Луканов рассказал об уничтожении свободы слова в Крыму, а также судьбу украинских СМИ, которые работали на полуострове до оккупации