Валентина Олефиренко (мэм): О войне и том, как быть мамой не только родным детям

  • 14:40
  • 08 Августа 2018
  • , 945
Валентина Олефиренко (мэм): О войне и том, как быть мамой не только родным детям

Сегодня на сайте «Черноморки» новая история о невероятном человеке, чья судьба – готовый сюжет для увлекательных книг.

Валентина Леонидовна Олефиренко – доктор технических наук, профессор, преподаватель Международной школы бизнеса, один из ведущих в Украине оценщиков интеллектуальной собственности и крупных промышленных предприятий. Но тысячи людей (я не преувеличиваю), включая друзей, студентов и даже собственных детей, называют ее «мэм», «мэмчик».

По ночам она пакует посылки, которые рано утром будет отправлять в разные концы Украины. Медицина поедет на фронт, детские вещи, игрушки, рюкзачки, фломастеры, тетрадочки и сладости – девочкам и мальчикам, чьи папы погибли на этой войне. Посылки из Германии от Марины Бух и Анны Печерски, других замечательных представителей украинской диаспоры, уже 4-й год неиссякаемой рекой текут в Киев, к Валентине Олефиренко. Она и сама очень много покупает и, вместе с помощником Алексеем Тавлуем, отправляет своим подопечным, которые за последние годы стали совсем родными.

К слову, «мэм» – это имя, которое в Facebook Валентина Олефиренко пишет с маленькой буквы, принадлежит ей с 1993 года, когда Валентина Леонидовна вошла в комиссию по разделу Черноморского флота. Дело было в Балаклаве.

«На корабль меня не пустили. Сказали: «Баба на корабль не зайдет», – смеется. Город небольшой – все друг друга знают, а за мной бегают дети и кричат, что вон, мол, тетка, которую на корабль не пускают!»

В Балаклаве был единственный в бывшем Союзе завод по ремонту подводных лодок. И Валентине Леонидовне нужно было в батискафе опуститься глубоко под воду, чтобы сделать свою работу по оценке собственности флота.

Работа тормозилась, поскольку на корабль женщину не пускали. И тогда она поспопорила, что устранит неполадки на подлодке быстрее, чем положено по нормативам. Над ней откоровенно смеялись все. Они не верили, что мэм исправит неполадку. С одной стороны. А с другой – понимали, что ей нужны не только бумажные документы, но и реально видеть корабли и подлодки. Только моряки не учли, что свою докторскую диссертацию Валентина Олефиренко писала сама, что прекрасно разбирается в технике, умеет и припаять, и починить, ведь закончила когда-то приборостроительный факультет Киевского политеха. Конечно, она справилась, и все заработало. Тогда суровые моряки, почесав затылки, сказали: «Добро! На корабль может зайти мать с хлебом. Будеш мэм».

2

Мэм не любит, когда ее называют волонтером. С самых первых дней Майдана Валентина Олефиренко начала помогать активистам на баррикадах, тратя на это только собственные деньги. А когда заполыхал восток Украины, мэм стала помогать добровольцам «Правого сектора», потому что тогда у них не было ничего. Сначала были бронежилеты, потом планшеты, которые друзья-волонтеры, рискуя жизнью, возили в Донецкий аэропорт.

3.2

А в августе 2014-го мэм узнала про 19-летнюю Яну Зинкевич, которая вытаскивала раненых с поля боя на себе, а потом вывозила на маленьком стареньком автобусе. Когда начинался обстрел, эта девочка закрывала ребят своим телом. И мэм, впечатленная таким простым и непоказным героизмом, покупает реанимомобиль (когда командир «Госпитальеров» попала в страшную аварию, то мэм первой примчалась в Днепр и две недели не отходила от Яны).

3.1

Практически все заработанные деньги Валентина Леонидовна тратит на покупку 6 автомобилей для «Правого сектора» (который становится ДУКом, а после разделения – Украинской Добровольческой армией). Еще было 6 приборов ночного виденья, кондиционеры, отопительные системы, генераторы, фонарики. Сегодня мэм и не вспомнит, сколько всего покупала…

А потом появились первые раненые. Володя Яроха, позывноей Людоед. Ранение в колено. Если не сделать операцию в Германии, не сможет ходить. А мэм продала квартиру, за которую деньги отдавали частями. И ей как раз принесли 10 тысяч евро, а Володе на операцию нужно было 6.

«Моя помощь не включается на общие штабы, – говорит Валентина Леонидовна. – Я помагаю конкретным людям. Это комбат Черный, оружейник Роман Кравчук. Когда деньги были заработаны и я видела пост в Facebook о помощи, то считала, что Господь Бог дает мне информацию, как должна их потратить.

Сегодня сложнее зарабатывать. Отказались от международного аудита, и украинским оценщикам стало тяжелее. Но читаю лекции. Потребности растут: был Майдан, потом война и воины, теперь – раненые, погибшие, их семьи, сироты. Теперь под моей опекой детки».

4

«Самое лучшее, что я сделала для правосеков, – улыбается мэм, – это, полученную мной от Украинской православной церкви Киевского патриархата медаль «За жертовність і любов до України», закрепила в красивой рамке вместе с удостоверением и написала: «Належить кожному добровольцю, який пішов захищати Україну». Понимаете, их тогда никто не награждал, не отмечал… Эта медаль в рамке и сейчас висит на стене штаба УДА…».

Кроме бойцов «Правого сектора», в 2014-м мэм помогает и 73 морскому центру специальных операций, который формируется в Кировограде (теперь Кропивницкий). Приборы ночного видения, другое нужное и дорогое оборудование… Центр возглавил доброволец, дальний родственник Юрий Борисович Олефиренко – афганец, капитан 1 ранга.

Ребята выполняли сверхсложные задания командывания АТО. Например, командир и подчиненные доложили о минометных позициях врага, с которых обстреливали Павлополь Новоазовского района Донетчины. Благодрая этой информации наша артиллерия уничтожила террористов. Но 16 января 2015 года, прикрывая собой бойцов, Юрий Олефиренко погиб. Посметрно награжден орденом Богдана Хмельницкого III степени. Через год средний десантный корабль «Кировоград» был переименован в «Юрий Олефиренко».

6

Хорошо обеспеченная, самодостаточная, с прекрасным чувством юмора женщина могла бы, как и раньше, путешестововать по миру, заниматься дайвингом (а первое погружение Валентина Леонидовна совершила в 57 лет), проведывать двоих родных и троих приемных детей в разных странах…

Но нет. 2014-й встречает на Майдане, а 2015-й – в гостях у Дмитрия Яроша, в Песках (практически под обстрелом снайперов).

Она умеет делать людей лучше. У нее множество названных детей. Это именно тот случай, когда кто-то из них может среди ночи позвонить и прокричать: «Градами долбят, с…и!». А родной маме рассказывать, что это гром гремит.

9

7

«Смеюсь и говорю, что Народного героя мне надо было дать только за голубцы и налисники. Они всегда наготовлены в морозилке, потому что в любое время суток могут прийти дети и получить не только «млинці-голубці», но и кофе. И разговоры до утра…».

В мае 2016 года, как раз к своему дню рождения, Валентина Олефиренко получила очень почетную негосударственную награду – орден «Народный герой Украины» за свою, нет, не волонтерскую, а меценатскую помощь добровольцам российско-украинской войны.

10

И еще об удивительном. Молодая Валя Олефиренко дружила с легендарными актерами Борисом Хмельницким и Владимиром Высоцким, который в 1976-м, на своем фотопортрете, сделанном юной киевлянкой, написал: «Если бы можно было покупать сестер, я бы купил тебя». Заядлая и вдумчивая театралка, Валентина Леонидовна переписывалась с гениальным актером питерского БДТ Евгением Лебедевым. А сегодня нежные отношения связывают ее с Адой Роговцевой и Катериной Степанковой, потому что эти женщины умеют быть мамами не только родным детям.

Автор: Елена Шарпанская
Фото: из архива Олефиренко; Павел Ботанов