Квир-активистка Марина Герц: «Я чувствую себя частью украинского общества»

  • 17:03
  • 26 Декабря 2018
  • , 150
Квир-активистка Марина Герц: «Я чувствую себя частью украинского общества»

Мы часто говорим о диалоге, о пользе дипломатии, о ненасильственном решении конфликтов. Но на практике не все способны понять человека, если он «не такой, как ты». Героиня этой истории – гражданка РФ Марина Герц, активистка, переехавшая в Украину два года назад. Она, и такие люди, как она, – то самое звено, без которого рассыплется цепочка под названием «диалог». Диалог между нами – обычными людьми, которые хотят блага Украине.

Марина рассказывает, что она – украинка с российским гражданством.

«В Украине все мои родственники, и я часто приезжала сюда в детстве и подростковом возрасте. Я родилась в РСФСР, и после развала СССР эта территория стала Россией, но я не считаю ее родиной», – говорит Марина.

В России она была активисткой, боролась за права человека, отстаивала права дискриминируемых категорий; она лекторка и тренерка по толерантности и недискриминации, квир-активистка, феминистка. В активизм вовлеклась ещё в студенческие годы. Но в какой-то момент Марина поняла, что в России активизм – небезопасное занятие. Она решила, что реализовать себя у неё получится лучше в Украине, чем в России, где ежедневно задерживают активистов, разгоняют мирные собрания, и ущемляют свободу слова и самовыражения.

Также в значительной мере стимулом для переезда в Украину послужила украинская Революция Достоинства – Марину восхищала стойкость Майдана, она чувствовала, что страна, которая так решительно борется за свою свободу, близка и понятна ей. Хотя из-за поддержки украинского Майдана Марине пришлось нелегко в России – её не понимали, возникали конфликты с близкими и коллегами.

И вот в 2016 году Марина Герц всё-таки окончательно решилась на переезд в Украину. И переехала в Киев, где у неё на то время был всего один знакомый. Марина признаётся, что переживала, пытаясь предугадать, как на неё, русскоязычную гражданку РФ, отреагируют украинцы. По словам Марины, на своих первых тренингах она даже боялась начать говорить, и жутко волновалась о том, как будет воспринята украинской аудиторией.

«Я всё равно понимаю, что я в какой-то культурный код не вхожу: я никогда не училась в украинской школе, я никогда не изучала историю либо литературу Украины так, как изучали другие люди, которые здесь родились и живут. И это чувство чужеродности, оно остаётся всегда внутри», – говорит Марина.

Несмотря на то, что видела вокруг себя немало русскоязычных людей в украинской столице, она опасалась предубеждения по отношению к себе. Частично опасения подтвердились, но Марина, как тренерка по недискриминации и толерантности, понимает природу этих процессов, провоцирующих людей на некие проявления социальной агрессии.

«Некоторые люди даже как-то, когда я переехала только, они почему-то проецировали на меня то, что я из страны-агрессора, как будто я сама – агрессорка. Это очень много в языке вражды, языке ненависти. Люди даже иногда не следят за какими-то шутками, словами…», – рассказала Марина.

По её словам, несмотря на то, что здесь появились друзья, а стойкость украинцев и украинок Марину восхищает, она была принята только отчасти.

«Я чувствую себя частично принятой украинским обществом», – говорит Марина, добавляя, что, так или иначе, она чувствует себя его частью.

Между тем, Марина рассказала, что однажды, в тяжёлую минуту, она почувствовала поддержку украинцев и украинок, когда однажды у неё украли бумажник, где находились только что снятые с банковского счёта деньги – оплата за месяц аренды квартиры.

Девушка не знала, как ей быть, и просто написала пост в социальной сети, и неожиданно получила помощь, хотя сама даже о ней не просила.

«В декабре, как раз перед Новым годом, украли кошелёк, когда я сняла деньги на оплату квартиры. Это была месячная оплата квартиры. Я была шокирована, думала, что мне теперь делать… Я просто написала пост о том, что я расстроена, и вот так случилось. И люди начали сами мне предлагать одолжить денег, или просто перекинуть», – рассказывает Марина.

Говоря о том, что была тронута теплотой, с которой отнеслись к ней люди, Марина сдерживает слёзы.

«Это даёт уверенность на то, что я не останусь на улице, что у меня будет дом, вне зависимости от каких-то обстоятельств», – говорит она.

Марина также отметила, что, по её наблюдениям, в Украине люди более охотно оказывают друг другу помощь, чем в России. И это вселяет надежду и радует.

«Мне кажется, здесь люди больше друг другу помогают. Это меня вдохновляет», – подчеркнула Марина.

Много времени Марина отдаёт не только проведению тренингов, но и активизму. Активная жизненная позиция Марины проявляется в борьбе за права человека – девушка участвует в митингах, акциях протеста, поддерживает «КиевПрайд», участвует в Марше равенства за права представителей ЛГБТ-сообщества.

«Я, наверное, не чувствую, что мои действия, моя работа, мой активизм идут во благо какого-то другого общества, потому что мне в принципе важно преображать действительность вокруг меня. Если я перееду в другую страну, я начну её там преображать. И это для меня не привязано в голове к тому, что я сделаю вклад, а потом уеду, например, и не смогу получить какой-то профит с этого вклада, нет», – рассказывает Марина.

Она отметила, что образ жизни, который она ведёт как активистка, может поставить под угрозу её безопасность, и она отлично понимает это. Между тем, такая позиция была выбрана Мариной осознанно, и сожалений по этому поводу у неё нет.

«С одной стороны, я понимаю, что то, что я веду открытый образ жизни как активистка, накладывает некую ответственность и небезопасность, но это мой личный выбор. Хотя, я чувствовала бы себя хуже, если жила бы какой-то бренной скрытной жизнью. Я так не хочу», – подчеркивает активистка.

ГЕРЦ

Говоря о тематике своих тренингов, Марина рассказывает, что ей самой ближе было бы слово «принятие», чем «толерантность», поскольку понятие толерантность для неё связано с терпимостью и «определённым принуждением», в то время как принятие, по мнению Марины, формируется при помощи глубокой рефлексии и эмпатии.

По словам Марины, она очень хотела бы остаться в Украине на постоянное жительство. Она отметила, что украинские друзья, которых появилось немало, стали ей очень близки. Марина решила выждать такой себе «испытательный срок» – три года. В течение указанного промежутка времени надеется определиться со своим мироощущением, страной, местом проживания, и понять, где она хочет находиться сейчас и в будущем.

Статья рассказывает о героине проекта «Наш дом», который реализуется при поддержке Украинского культурного фонда. Позиция Украинского культурного фонда может не совпадать с мнением автора.

Про проект OUR HOME: Украина в целом и Киев в частности – место, куда едут люди разных культур и наций. Однако на многих из них окружающие смотрят сквозь призму стереотипов. Герои проекта Our Home готовы рассказать о том, как они чувствуют себя в украинском обществе. Авторы отмечают, что это платформа, которая знакомит с разными людьми и дает возможность быть услышанным. «Учись у окружающих» и «слушай вселенную другого человека» – два основных лозунга проекта. Каждая история в Our Home – это взгляд разных людей на украинское общество. Они делятся тем, чувствуют ли себя принятыми здесь с их национальными и культурными особенностями.

Авторка: Марина Курапцева
Фото из Facebook Марина Герц