Кинопродюсер Анна Паленчук: Олег Сенцов будет снимать кино

  • 15:11
  • 08 Ноября 2018
  • , 77
Кинопродюсер Анна Паленчук: Олег Сенцов будет снимать кино

Это беспрецедентный случай, когда режиссер будет руководить съемками фильма – экранизацией своей пьесы, – находясь в заключении в Заполярье. Процесс уже запущен.

Об Олеге Сенцове (а это он – режиссер фильма «Номера») говорим с кинопродюссером Анной Паленчук – учредительницей кинокомпании 435 FILMS, членом Национальной киноакадемии, а еще – доверенным лицом и подругой Олега Сенцова.

«Пьеса «Номера» была написана еще в 2009 году. Она – про 10 номеров, которые живут в утопичном мире по странным и строгим правилам, которые для них выдумал Ноль – этакий полубог. Однажды номера находят ребенка, который совершенно меняет их привычный уклад жизни. В них просыпаются чувства, которых не было раньше – любовь, забота, даже страх. И номера очеловечиваются. Несколько из них решают, что пора прекратить жить в соответствии со строгими правилами Ноля и начинают с ним бороться.

При аресте у Олега изъяли рукопись и компьютер, где была эта пьеса. А потом, когда Олег находился в Лефортово, пьеса к нему вернулась, и он ее немного доработал. Она, действительно, пророческая, очень актуальная и я понимаю, почему Олег так хотел, чтобы ее поставили. Из Лефортово он передал экземпляр пьесы российским театральным продюсерам для постановки. Они организовали читки. А Олег хотел полноценной театральной постановки…

И вот теперь пьеса ставится в Киеве. Мы перевели ее на украинский язык. Олег настаивал, чтобы она шла на русском, просил об этом в нескольких письмах. Но я подчеркивала, что деньги на проект выделил Украинский культурный фонд (он появился в этому году, и впервые 298 проектов получают от него финансирование). Кроме того, мы живем в Украине, и эту пьеса должна идти на украинском языке.

Наш режиссер – Тамара Трунова. Мне кажется, что на небосклоне молодых украинских театральных режиссеров Тамара – звезда. Ее спектакль «Погані дороги» сейчас идет на «Сцене 6» и буквально взрывает подмостки. Мы не ставим ее (пьесу – ред.) слово в слово. Это, скорее, по мотивам. Тамара значительно переработала идею Олега. И у нас есть от него разрешение: делайте в театре, что хотите, главное, – сделайте!

Олег сильно опережает время своей драматургией, смыслами, которые транслирует, и мы внедрили в этот спектакль мультимедийность. А для этого лучше всего подошла молодая свободная «Сцена 6» в «Довженко-центре». 7 и 8 декабря – премьера».

Анна Паленчук читает письмо Олега Сенцова

Анна Паленчук читает письмо Олега Сенцова

Анна Паленчук и Олег Сенцов познакомились в 2012 году на международном детском кинофестивале, где Анна отвечала за питчинг (отслеживала презентации кинопроектов, чтобы они могли найти инвесторов, готовых их финансировать). Олег, уже участвовал в нескольких международных кинофестивалях с дебютным полнометражным фильмом «Гамер» о юном геймере Алексее, живущем с матерью в Симферополе. Примечательно, что премьера этого фильма состоялась на Международном кинофестивале в Роттердаме. А на МКФ в Одессе картина получила призы в двух номинациях.

Прочитав первые 10 страниц проекта фильма «Носорог», Анна поняла, что это тот самый талантливый некиношный режиссер из Симферополя, о котором тогда говорили многие. Олег – самородок. До «Гамера» он был киберспортсменом. Когда познакомились лично, то Анну поразила целеустремленность и неудержимость Олега. Ведь, чтобы снять «Гамера», он продал машину и свой компьютерный клуб. Тогда проект Сенцова победил, но фильм «Носорог» снять не успел – начался Майдан. Потом – оккупация Крыма, а потом Олега арестовали…

«Первое письмо от Олега о пьесе «Номера» и будущем фильме я получила в тот же день, когда все узнали, что он начинает голодовку, – вспоминает Анна Паленчук. – Я понимала, что в театре Олега очень сложно задействовать, а вот в экранизации он нужен, потому что современный мир позволяет постоянно держать связь с режиссером, даже если он в Заполярье. Олег писал: «Я закрываю глаза и вижу этот проект. Я хочу его снимать». Это был конец июня, и мы тогда думали, что все эти акции, бесконечные слова поддержки, выступления публичных людей, мировых политических лидеров приведут к тому, что самолет, с Олегом на борту, сядет в аэропорту Борисполя, и тысячи людей придут его встречать. И именно поэтому я писала, «когда ты выйдешь, то сразу будет, чем заниматься»… Мы верили в это. И Олег уже включился в работу над фильмом, поскольку мы позвали художника-постановщика, чьему вкусу Олег очень доверяет. Это Кирилл Шувалов. Потом подключили очень давнюю подругу Олега, как консультанта режиссера, – Женю Врадий, которая живет теперь очень далеко. Она – талантливый крымский фотограф, была художником-постановщиком «Гамера», и вместе они разрабатывали «Носорог». Подключили для кастинга еще одну крымчанку, подругу и единомышленницу, работавшую ассистентом у Олега, Настю Черную… Когда в этот проект начали входить не просто друзья, а те, кто знают его предпочтения в работе, он понял, что может опереться на них.

F3

Правда, позже Олег написал, что нужно искать режиссера на замену. Я ему ответила, что найдем со-режиссера – человека, который сможет подхватить твою режиссерскую разработку и вместе с тобой, но своими руками, талантом реализовать очень сложный проект, аналога которому не было никогда в мире. Я отправила Олегу имена режиссеров, а он написал: «Хотел бы довериться своему крымскому брату Ахтему Сеитаблаеву». Слово «брат» тут ключевое. Потому что между ними не просто творческая солидарность очень самобытных, очень талантливых людей. Они объединены потерей их дома. Сама пьеса – ее утопичность, абсурдность, очень напоминает Крым… Ахтем снял «Хайтарму», «Чужую молитву», «Киборги» – это грандиозные, прекраснейшие фильмы. Я обожаю творчество Ахтема. И честно говоря, думала, что он будет занят и освободится через пару лет. Еще боялась реакции Ахтема на пьесу. Но Ахтем влюбился в нее. Ведь это театральная пьеса, а Ахтем начинал как актер и режиссер в Симферопольском театре. И основной посыл Олега: ставить как в театре, но снимать как кино, для Ахтема – прямо в точку.

Мы работаем, переписываемся с помощью системы «ФСИН-письмо заключенному» (Федеральная служба исполнения наказаний – ред.). У них очень много колоний подключено к этой ФСИН-системе. Есть электронная форма, есть количество денег, которые нужно заплатить за отправку писем, можно поставить галочку и заплатить 55 рублей, чтобы у заключенного, которому отправляешь письмо, был бланк для ответа. Олегу дают бланк, и он ручкой пишет ответ, потом его сканируют и отправляют уже на е-мейл. Конечно же, все письма проходят цензуру, поэтому я не пишу ничего личного. Наша переписка только о творчестве. Иногда он пишет о состояние своего здоровья. Он возвращается к обычному рациону питания, правда о нем мы не пишем. Потому что руководитель этой ФСИН-системы сказал, что в первый день после голодовки Олег съел целую курицу. И это разнесло огромное количество российских СМИ, показав полное журналистское невежество, – человек после 145 дней голодовки, априори, не может съесть целую курицу. Якобы Олегу эту курицу сварила и передала одна очень сердобольная женщина. Но я все равно благодарна всем, кто помогают Олегу существовать в той ужаснейшей системе и условиях. Но еще помогает осознание того, что он задействован в творческом процессе, для которого и был рожден».

F4

Если возвращаться в 2012 год, когда Анна Паленчук познакомилась с Олегом Сенцовым, то тогда на экраны вышел фильм режиссера Дарьи Онищенко «Истальгия» – первая официальная копродукция Украины с европейскими странами. Продюсером была Анна Паленчук.

Летом 2014 года, через месяц после Одесского кинофестиваля Анна Паленчук поняла, что СМИ перестали писать об Олеге. Тогда она обзвонила своих коллег и в начале сентября 2014-го, когда полным ходом шла война на Донбассе, в Киеве, в кинотеатре «Кинопанорама», открылись Дни украинского кино в поддержку Олега Сенцова. Тогда удалось собрать приличную сумму денег для семьи Олега. Подобные дни прошли еще в 9 городах Украины и некоторых европейских столицах.

«После я занималась изданием книг Олега, его рассказами и романом «Купите книгу, она смешная», – вспоминает Анна. – Позже мы сделали книгу о его жизни. Самые авторитетные люди многих стран, голливудские звезды, высказывались о его невиновности и просили освободить».

«Олег – не политическая фигура, как очень многие говорят. Я с этим категорически не согласна. Он не относится ни к одной политической силе. Олег говорит языком гуманизма о ценности свободы, прежде всего. Говорит своим самым главным оружием – телом. И платит за это жизнью. И слава тебе, Господи, что спустя 145 дней, под угрозой принудительного кормления, Олег прекратил голодовку. Наша задача – дальше его поддерживать. И не только его, но и других политических заключенных, которые очень сильно нуждаются в нашем внимании.

F5

Говоря о фильме по пьесе «Номера», скажу, что у нас есть очень хорошие и надежные польские партнеры – оператор и режиссер монтажа, чьи фильмы получали Оскары. У нас серьезная команда. К фильму уже большой международный интерес. Я буду членом жюри одного из престижных немецких кинофестивалей Восточно-Европейского кино в Котбусе. И там, в рамках одной панельной дискуссии, меня попросили рассказать о «Номерах».

Но главное, что этот фильм мы делаем как самую продолжительную акцию в поддержку Олега Сенцова. И для меня, как для продюсера, никогда еще не было так важно реализовать замысел режиссера, как сейчас. Олег очень надеется, что мы снимем то кино, которое он видит. Я очень не хочу, чтобы он вышел и сказал: «Что вы сняли, ребята?». Для меня первый цензор в этом кино – он. Второй – зрители. Будут они украинские или международные, не важно.

Тут важно не только, что режиссер находится в Заполярье, в заключении, и оттуда дает указания, по которым действует съемочная группа, тут очень важно, что эта информация дойдет до Путина. Я уверена, что он – не глупый человек, задумается, а террорист ли Олег? И этот фильм будет самое большое доказательство того, что он – творческий человек, что он – режиссер. Ну какой террорист продолжит писать романы, рассказы в тюрьме и ставить оттуда фильм?

F6

Сейчас мы договорились с издательством, и будем переиздавать его рассказы. Олег мне писал, что это должен быть не просто сборник, у него должно быть название «ЖизнЯ». Попросил прислать отрывок одного рассказа, видимо, хочет что-то переписать, а из другого – убрать одно слово. Олег там не только съемками руководит, но и активно пишет прозу.

Автор: Елена Шарпанская