Сапер Дмитрий Котов: «Не знаю, что было труднее – 10 км на Марафоне Морской пехоты США, или взобраться на Говерлу»

  • 14:14
  • 02 Ноября 2018
  • , 239
Сапер Дмитрий Котов: «Не знаю, что было труднее – 10 км на Марафоне Морской пехоты США, или взобраться на Говерлу»

Ветеран российско-украинской войны, сержант саперного взвода 54-й отдельной механизированной бригады 25-го батальона «Киевская Русь» Дмитрий Котов, который на фронте потерял обе ноги, принял участие в Марафоне Морской пехоты в США. Пройдя на протезах дистанцию в 10 км, он финишировал с флагом Украины в руках. Свой профессиональный праздник – 3 ноября Украина отмечает День инженерных войск Украины – Дмитрий проведет в США, куда он прибыл на коррекцию протезов, которые изготовили ему там год назад.

О своем уже втором Марафоне в Вашингтоне (год назад ветеран принимал участие в этом мероприятии, но тогда шел на отечественных протезах), а также полной жизни, несмотря на травму, Дмитрий Котов рассказал «Черноморке».

Дмитрий, вам какую дистанцию удалось пройти в прошлом году?

Не считал, но не более пяти километров. И тогда я понял, что наши отечественные протезы для занятий спортом не предназначены. Каждые 200 метров я останавливался, чтобы собрать отвалившиеся от них болты, прикручивал их обратно. Тогда я пообещал себе, что достигну большего, как только стану на протезы нового поколения, которые год назад мне изготовили в США. Я, собственно, и в прошлом году, и в этом прибыл в США не на Марафон, а целенаправленно для изготовления мне протезов.

В прошлом году я три недели пробыл в Нью-Йорке. Знал, что в Марафоне ветеранов Морской пехоты США в Вашингтоне, который традиционно проводится в октябре, будет принимать участие команда из Украины – бойцы и ветераны Вооруженных Сил Украины участвуют в этих состязаниях с 2015-го года. Но сомневался, что смогу попасть на Марафон – команда была уже сформирована. А я к тому времени только научился ходить на протезах.

Но пригласившая меня на протезирование в США Ирина Ващук, основатель благотворительного фонда Revived soldiers Ukraine, заверила, что организует мне такую возможность. Ирина объяснила, что принимать участие можно и не в составе команды. Что главное для участника этого Марафона – даже не бежать, а просто пройти хоть какую-то дистанцию, которую он сможет осилить. Главное – принять участие. Хоть на протезах, хоть на костылях, хоть в инвалидной коляске.

f1

Этот Марафон ежегодно проводится в Вашингтоне уже более 40 лет подряд в память о тех, кто не вернулся с войны. А также для тех, кто получил на фронте инвалидность. В забеге участвуют военные со всего мира. Своим примером ветераны показывают, что жизнь после травмы продолжается, хоть и требует большего терпения и усилий. Нужно научиться жить со своей травмой. Украинская команда привезла с Марафона как в прошлом, так и в этом году, десять медалей.

Поощрительную медаль вручили и мне. В этот раз я благодаря американским протезам нового поколения за два часа преодолел 10 км. И в этот раз я также не был в составе украинской сборной. Я шел отдельно в фирменной футболке участников Марафона и с флагом Украины в руках. Затем подошел к ребятам из нашей сборной и сфотографировался с ними.

f2

После Марафона я улетел в Орландо (штат Флорида) в клинику Orthotics and Prothetics Associate для получения новых культеприемников к своим протезам. Надеюсь, что на них я буду ходить, уже не опираясь на трость.

Такая корректировка протезов – плановое мероприятие. Это делают и те, кто носит протезы отечественного производства, но раз в два года: расходные материалы в Украине выдаются с тем расчетом, чтобы человек мог просто передвигаться. Протезирование и корректировка протезов для получателя протезов-инвалида войны в нашей стране бесплатна – расходы берет на себя Минобороны Украины. Но, если вести активный образ жизни, заниматься спортом или вернуться в армию – если, конечно, есть на это силы и здоровье, то этих отечественных протезов и культеприемников к ним хватает примерно на полгода. Они не выдерживают такой нагрузки.

Дорого стоит протезирование в США? Как вам удалось протезироваться за океаном?

Попал я на протезирование, познакомившись с Ириной Ващук в военном госпитале в Ирпене. Там проходил курс реабилитации. Ирина – уроженка Украины, но, выйдя замуж за гражданина США, осела в этой стране. Она регулярно бывает в Украине, навещает раненых в госпиталях. Созданный ею фонд содействует реабилитации наших бойцов за океаном. Основной донор этого фонда – украинская диаспора в Северной Америке. Ирина и предложила мне и другим фронтовикам, нуждающимся в лечении и протезировании, сделать это в США за счет их организации.

Дмитрий Котов с протезистом Джаном и Алесандром Дарморозом

Дмитрий Котов с протезистом Джаном и Алесандром Дарморозом

Протезы нового поколения мне изготовили в Детройте (штат Мичиган). Вместе со мной у американского протезиста по имени Джан (американский мастер представляется своим клиентам именно так) в 2017 году протезировался еще один украинский ветеран российской войны против Украины Александр Дармороз. Мистер Джан нередко работает с украинскими воинами и свои изделия для них украшает Тризубом.

По прейскуранту оба протеза стоили около 25 тысяч долларов. Но я за них не платил – все расходы взял на себя упомянутый благотворительный фонд. В этот раз мне уже сделали слепки – то есть, изготовление новых культеприемников для меня стартовало.

Сколько они стоят я не знаю, так как средства на них помогли собрать благотворительный фонд Revived soldiers Ukraine, компания MoLoKo, организовавшая благотворительный концерт в Филадельфии, шоу «Вар’яти» прекрасного украинского актера Сергея Притулы, на котором также шел сбор средств для протезирования бойцам. Гостем концерта был и я. В зале был полный аншлаг, некоторые зрители вынуждены были стоять! Кстати, Сергей Притула постоянно собирает средства на нужды фронта и раненых бойцов.

f33

Я смотрю по вашей ленте в Facebook, что у вас насыщенная программа визита в США. Вы встречаетесь даже с политиками. И где проживаете в период своего пребывания?

Да, встречался с сенатором штата Флорида Беллом Нельсоном, который поддерживает Украину. Меня и побратимов во время таких визитов для протезирования размещают у себя дома наши соотечественники – выходцы из Украины. Украинская диаспора в США очень большая.

Сенатор штата Флорида Билл Нельсон b Дмитрий Котов

Сенатор штата Флорида Билл Нельсон и Дмитрий Котов

Все время пребывания в США мы обязательно встречаемся с выходцами из Украины – земляки хотят услышать из первых уст о том, что сейчас происходит в стране, о положении дел на фронте, узнать, где бы были уместны их усилия – они хотят знать и о потребностях наших бойцов. Так что в США украинские ветераны сегодняшней войны всегда нарасхват! В прошлый раз меня не хотели отпускать – просили остаться еще на три недели. Но я уже к тому времени соскучился по дому – в прошлом году работа над изготовлением моих протезов заняла два месяца.


А на американских протезах удобно передвигаться?

Да, они легче и удобнее. Мне в них комфортно – нигде не трут, не жмут, подогнаны идеально. Как только я получил их, то дал себе слово, что приму участие в «Играх Непокоренных». Я действительно принял участие в этих состязаниях, но не прошел отборочный тур в сборную страны. Однако на своих протезах за год успел преодолеть многие другие вершины, которые давно хотел преодолеть. И в прямом и в переносном смысле слова.

Дмитрий Котов с женой Татьяной

Дмитрий Котов с женой Татьяной

Расскажите об этом.

Я взобрался на вершину Говерлы, и прыгнул с парашютом с высоты четыре тысячи метров. Вот даже и не знаю, что для меня было труднее – пройти 10 км на Марафоне Морской пехоты США или взобраться на Говерлу.

На самую высокую гору в Украине я взобрался в июне этого года. Из семи человек, тоже ветеранов сегодняшней войны, которые взбирались вместе со мной на Говерлу, на протезах был только я. Перед главной вершиной Говерлы была горка метров в 10 высотой, довольно крутая. Репортеры, приехавшие снимать мое восхождение, начали сразу снимать. Я на эту горку едва залез. И в глазах своих товарищей, которые за этим наблюдали, прочел разочарование: «О, парень, не туда ты полез – не осилишь гору». Позже они признались мне, что и правда так думали. А меня это только взбодрило. Думаю: «Ну, я вам покажу! Вот возьму и взберусь на Говерлу!». И взобрался!

f5

Затем в августе прыгнул с парашютом. Конечно, с инструктором. Я давно этого хотел. Узнав о том, что моя знакомая тележурналистка намерена прыгать именно в этот день, прибыл на спортивный аэродром. Мой прыжок телевизионщики сняли. Инструктор спортклуба Андрей Москаленко, который прыгнул вместе со мной в связке, сказал, что этот прыжок для него счастливый, потому он – 7777-й, а он считает число «7» для себя счастливым. Друзья, сопровождающие меня, посвятили меня в десантники, подарив мне тельняшку, которая является неотъемлемой частью их формы.

Не могу не спросить о том, как вы попали на фронт и как получили ранение.

В армию я был мобилизован повесткой весной 2015 года, но я этого уже ждал. Решил идти воевать, когда увидел, что враг незаконно аннексировал Крым, зашел в Луганск и в Донецк. Меня направили в учебный центр «Десна», там я стал инструктором боевой подготовки в 169-й ротнотактической группе. Затем служил оператором-наводчиком под Горловкой. Вернулся с фронта домой в апреле 2016-го.

f6

А вновь отправился на войну первого сентября 2016 года. Побратимы позвонили мне, рассказав, что понесли большие потери на Светлодарской дуге и помощь опытных бойцов им бы не помешала. 1 сентября 2016 года мой сын пошел 10-й класс, а я снова вернулся на фронт. Зачислен в саперный взвод.

Ранен был 28 декабря. Мы наткнулись на мину в районе села Троицкое Луганской области, когда уже возвращались в свое расположение с задания. Село находится на Светлодарской дуге – на границе Донетчины и Луганщины – примерно в километре от передовой.

Увидев мину, старший группы  «Кабанчик» (старшина Кабанов) принял решение ее разминировать. Но мина оказалась с «сюрпризом» – взорвалась, как только он к ней прикоснулся. Основной удар Сергей Кабанов принял на себя. Рядом с ним был я. Мне оторвало правую ногу, левая повисла на мягких тканях. За мной находился «Тарик» – Тарас Ружинский. Его посекло осколками. В основном пострадали ноги, он более года был на лечении прежде, чем смог ходить. Зураб, боец из грузинского легиона, который проводил фото- и видеосъемку местности, даже не заметил, что три осколка попали в автомат, висевший у него на груди. Зураб и оказал нам первую медицинскую помощь, помог затянуть жгуты, уколол обезболивающее, вызвал по рации подмогу. Побратимы быстро эвакуировали нас и отправили в госпиталь…

Однополчане сообщили о случившемся моему брату Тимуру. А уже он принес это известие моей жене Татьяне. Тимур не смог сказать это Танюше, он включил автоматически записанный на телефон разговор с передовой и она услышала: «Кабанчика» нет. «Тарик» тяжело ранен. «Кот» (Дмитрий Котов – авт.) живой. Но одной ноги у него нет, вторая под вопросом. Буду держать тебя в курсе. Держись. Передай это как-то его жене». Спустя час моей семье подтвердили эту информацию на горячей линии Миноброны Украины.

f7

Я, как только пришел в себя после первой операции, которую мне делали в прифронтовом городе Бахмуте на Донетчине, сказал жене: «Прости. Я такого не хотел». Утром меня и «Тарика» отправили в госпиталь в Харьков. Мои жена и брат приехали туда. Врачи сказали мне, что я потерял почти три литра крови и вторую ногу сохранить, скорее всего, не удастся. Я сразу не давал согласия на ампутацию. Столичные хирурги все делали для того, чтобы осталась конечность. Но, увы. Сохранить удалось лишь коленные суставы. Рождество я с семьей встретил в реанимации военного госпиталя в Киеве.

Но жизнь, продолжается, только теперь она требует от меня чуть больших усилий над собой. Ежедневных усилий.

Автор: Марина Бурундук
Фото с Facebook Дмитрия Котова