Переселенка из Донбасса о новой жизни: Позитив помогает открыть мир

  • 13:36
  • 06 Ноября 2018
  • , 145
Переселенка из Донбасса о новой жизни: Позитив помогает открыть мир

Весной 2014 года семья из трех человек – Анна, Михаил и Леонтий – отправились искать лучшей жизни в Киеве. А бежали они из Донбасса, на который уже наступала так называемая «русская весна». Прошло совсем немного времени, и переселенцы из Макеевки Донецкой области освоились в новой громаде, привыкли к новой жизни, а наша сегодняшняя героиня, Аня, освоила новую профессию – бариста – и это плюс к основной (журналистика).

В интервью «Черноморке» Анна рассказала о том, как для нее и ее семьи прошли эти четыре года в столице, куда журналистка мечтала перебраться еще в юности. Но наперед скажу: это история не слез, а, скорее, возрождения и развития, оптимизма и радости, работоспособности и целеустремленности.

Аня, как устроились на новом месте? Какие были сложности?

В новом городе, на новом месте освоились очень легко. Мы приехали с небольшим капиталом, и это помогло нам не ходить с протянутой рукой, как, к сожалению, приходится многим переселенцам. Мы не беспокоились о том, что нам принесёт завтрашний день, и не «выбивали» какие-то выплаты. Хватило денег, чтобы арендовать жилье, начать свой небольшой бизнес (приобрели небольшую кофейню). То есть, первое время мы чувствовали себя достаточно уверенно.

Кроме того, нам удалось без всякого труда устроить в детский сад нашего сына, хотя это было посреди учебного года, в феврале 2015-го. На тот момент Леонтию было два с половиной года. Когда мы общались с директором дошкольного учебного заведения, она сказала, что группы уже укомплектованы, свободных мест нет. И задала вопрос: «Возможно, вы стоите в очереди?». Мы ответили, что стоим, но не в Киеве, а в городе Макеевка Донецкой области. Директор пошла навстречу, и место для Леонтия нашлось. Вот так все устроилось. И мне не пришлось бороться за «место под солнцем» для своего ребенка.

Повезло нам и в других сферах жизни. Например, в тех же поликлиниках нам не приходилось ловить на себе косых взглядов. Наоборот, медицинский персонал всегда сочувствовал, интересовался, уцелело ли наше жильё, как мы устроились на новом месте, как адаптировались, нет ли проблем с работой… Такой, заинтересованно-сочувственный тон. Никакого презрения или чего-то подобного. Возможно, это связано с тем, что я так положительно смотрю на мир, и он отзывается.

f2

А в новой громаде как освоились?

Освоились. Но мне, конечно, очень жаль, что мы, как внутренне перемещенные лица, не сможем голосовать на грядущих выборах, не сможем выбрать местную власть в той громаде, в которой живем вот уже четыре года. Я не случайно обратила внимание на срок проживания: четыре года в одной и той же квартире, по сравнению с мытарствами других наших земляков, это все-таки срок. Мы долго прожили на одном месте, и хорошо знаем потребности громады, знаем, в чем нуждаются люди, знаем, что нам хотелось бы изменить, но не можем этого сделать.

Я бы очень хотела принять участие в выборах, потому что я гражданка Украины. Тем более, что мы платим налоги, ведя свой бизнес. Эти деньги идут на развитие города, в котором мы живем. Но голосовать мы почему-то не можем.

Журналист-бариста… довольно необычное сочетание. Почему именно кофе? Казалось бы, в Киеве море подобных точек. Не боялись конкуренции?

На деньги, которые у нас с собой были при переезде, мы приобрели небольшую кофе-точку на Дарницком железнодорожном вокзале. Опасений типа «получится или не получится» не было. Просто взяли и сделали.

Хочу отметить, что в том, что точка раскрутилась, огромная заслуга моего мужа Миши. Когда мы только начинали, за день могло быть продано всего лишь пять-шесть чашек кофе. Чтобы было понятно – это касса меньше, чем в сто гривен. За целый рабочий день. Но муж пустил в ход все свое мастерство, и сейчас у нас есть и свои постоянные клиенты, которым нравится наш кофе, и «залетные», которые также делают комплименты. Думаю, мы заслужили эти комплименты, так как не экономим на качестве: например, закупаем кофе по 300 гривен за килограмм. Это приличная цена для кофейни такого формата.

f3

Ты хвалишь мастерство своего мужа, и действительно, успехи очевидны. Но ведь есть и твой вклад в семейный бизнес?

Чтобы подменять мужа, которому надо когда-нибудь и отдыхать, мне пришлось тоже освоить эту профессию. Учителем, опять-таки, был Миша. Профессия очень интересная. Правда, наша кофейня пока не позволяет нам заваривать кофе альтернативными методами.

Дело в том, что на вокзале люди покупают кофе очень быстро, и сразу бегут на электричку или поезд. А альтернативный метод заваривания все-таки требует больше времени, ну и места, соответственно. Поэтому пока мы ограничиваемся приготовлением традиционных напитков – эспрессо, капучино, латте, американо.

Ты производишь впечатление человека, который постоянно кайфует от жизни, хотя в Донецке, где ты жила и работала большую часть времени, осталась значительная часть твоего прежнего мира. Как тебе удается быть такой позитивной?

На этот вопрос, который мне действительно часто задают, у меня всегда один ответ. У меня есть ребенок, и я забочусь о том, чтобы он был счастлив, а не смотрел на то, как мама «наматывает сопли на кулак» и разгоняет в себе негатив. Какой смысл в негативных мыслях? Леонтий видит цветущую, улыбающуюся маму, и сам растет очень позитивным, веселым мальчиком.

К слову, мы с Мишей не посвящаем сына в подробности нашего переезда в Киев. Откуда, почему, куда – он, конечно же, знает, но только в общих чертах, без подробностей. Сейчас ему шесть лет. Когда мы уезжали, ему было два. Считаем, что незачем в таком раннем возрасте травмировать его информацией о взрывах и других нехороших вещах в родном городе. У него сейчас, скажем так, свои детские заботы, он познает мир, растет, развивается.

f4

Многие наши коллеги говорят о том, что переоценили свою профессию. Произошло ли это с тобой?

О какой-то переоценке профессии журналиста я не задумывалась. Но хорошо поняла истинный смысл фразы, что словом можно убить. Это хороший урок, я считаю, что его достаточно, чтобы ответственно подходить к своей работе.

Ты много пишешь о переселенцах. Сталкивалась с выгоранием?

Нет, не сказала бы. Я фрилансер, у меня нет такого, что идет какой-то бесконечный бешеный поток информации, с которой я не справляюсь, нет рутинной работы. Наоборот, я кайфую. Редактор предоставила мне возможность писать на темы, интересные именно мне. Я сама выбираю, о ком писать, с кем встречаться, с кем созваниваться.

Скажу даже больше. Когда я пишу о людях, у которых, например, вследствие попадания снаряда сгорел дом, и они переехали на мирную территорию и открыли собственный бизнес, – то я даже испытываю, если можно в этой ситуации так выразиться, «белую зависть». Потому что я считаю, что в настоящее время самореализовалась примерно процентов на двадцать-тридцать, и уверена в том, что я могу больше. А тут люди такое пережили, и сделали больше! Молодцы!

Я очень горжусь своими земляками, на долю которых выпали такие ужасные испытания, и они смогли не только выкарабкаться, стать на ноги, но и открыли собственное дело, – и даже другим помогают. Меня очень мотивируют такие люди.

Каковы на данный момент наиболее острые проблемы переселенцев, на твой взгляд?

В первую очередь, это невыплата пенсий. Надо понимать, что в большинстве своем пенсионеры-переселенцы не могут заработать на кусок хлеба, и вынуждены рассчитывать исключительно на пенсионные выплаты. А не на те жалкие «переселенческие выплаты», потому что это копейки, которые никак не облегчают переселенцам жизнь. Тем более, что люди заработали свои пенсии в Украине.

Ужасно, что государство придумывает искусственные препятствия для выплаты пенсий украинским гражданам.

f5

После окончания войны ты планируешь вернуться на малую родину?

Скорее всего, и как журналист, и просто как человек, я не вернусь на Донбасс после войны. Наверное, наше место уже здесь, в Киеве. Мы тут, как говорится, уже бросили якорь, приложили какие-то усилия, чтобы достойно жить. В перспективе – обзавестись собственным жильем. Собственно, над этим мы и работаем.

Знаешь, в юности, после окончания вуза, я очень хотела переехать в Киев. Но как-то не сложилось. И вот после вынужденного переселения в Киев моя мама мне сказала: «Ну вот, наконец-то твоя мечта сбылась». Да, мечта сбылась, но очень жаль, что при таких страшных обстоятельствах… Не о таком переезде в столицу я мечтала: в испуге, с двумя сумками, в которых были только летние вещи. Но я верю, что, в любом случае, все будет хорошо. Мы всё для этого делаем.

Автор: Марина Курапцева
Фото из Facebook Анны Курцановской